January 3rd, 2017

hund

Уйгуры

Первый император объединённого Китая 2200 лет назад похоронил с собой заживо единомоментно почти 25.000 человек из этого народа (плюс 45.000 китайцев-ханьцев), чтобы они исправно служили ему на том свете, а одно из новообнаруженных (1974) чудес света - терракотовая армия (8.099 откопанных на сегодня реалистичных скульптур) появилась потому, что солдаты, большей частью из уйгуров, отказались заживо захорониться вместе с Цинь Ши-Хуанди, и тогда похоронили их точные внешние копии как статуи. А теперь у этого народа, у 11.000.000 человек, вот так запросто можно отобрать паспорта.

Да, конечно, иногда они устраивают теракты в Пекине, но редко как-то, слабовато и кустарно, и вообще вяло они ведут национально-освободительную борьбу, им не помогает джихадистский мир, а китайское правительство замалчивает все их теракты. Удивительный народ: тихой сапой тысячу лет они борются за независимость, особо не ураганя.

Я ими заинтересовался, так как случайно зашёл пообедать в тихий неприметный ресторан с арабским шрифтом в меню. Внутри оказалось очень здорово, всё деревянное, старое, но незасаленное. Изумительная кухня, строгая, в одном цвете и в ясно определяемом едином варьируемом вкусе во всех блюдах, кухня, очень отличная от китайской (китайские блюда чаще всего всё же барокко, гастроразврат, пресыщение и оральное поджигание какое-то, очень аффективная кухня), и люди они неспешные, тихие, но высокого роста и яркие, с большими глазами, не похожие на китайцев. Я потом уже дома поискал в интернете, где я побывал и что это за понравившиеся мне люди. Ресторан неброский, но чистый очень и на кухне, в отличие от почти всегда зачуханских, хотя и очень вкусных, аффективно улётных кухонь в китайских едальнях. Стало хотеться узнать о них больше, и дочитался до терракотовой армии, куда теперь и поеду в конце недели, чтобы её увидеть.

***

Покупал сегодня в Икее ножи. Два ножика для кухни. Нужно было предъявить паспорт. Мои данные внесли в какой-то ножевой регистр, а мне дали карточку для провоза этих ножей до дома. Это после одного теракта, устроенного уйгурами, когда они въехали в очередь на площади Тяньаньмынь на мерседесе в 2013 году и там же в нём и самоподожглись. В машине были обнаружены длинные уйгурские ножи и стало с 2013 года с ножами вот так вот строго.
hund

ужас / террор, война / терроризм

Террор и терроризм - очень заидеологизированные, залицемеризованные (утопленные в двойственности и напускной непонятности) понятия. То есть: вот есть ужас ("terror"), он возникает в ситуации убийства, (вероломного) нападения (будто не всякое нападение вероломно, будто вообще мы верили нашим противникам).

Но если убивают далеко и на войне, это будет просто ужас. А если будут убивать нас и рядом - это назовём террором и терроризмом. Хорошенькое дело! - как любил приговаривать Буратино.

Мы выносим производство ужаса далеко, отчуждаем его от себя в виде надуманного понятия войны как "убийства по правилам " (типа если по правилам, то не так ужасно), в виде "работы солдата" (будто солдатам умирать не ужаснее, чем детям под грузовиками на Рождество) и так сидим дома, ходим по рождественским ярмаркам, ужаса нет, нет, нет... и бах - вот он, с нами! Ответка принеслась в виде грузовика!

Нет, говорим мы, хорошенькое дело! Постойте-постойте, не надо так разгоняться, ведь это не ужас, это насилие! это вообще уже! постой грузовик не стучите колёсы кондуктор нажми на тормоза! да это же ужас-ужас, это террор, это подлые террористы нарушили наши правила экспорта ужаса, вот суки такие, они его взяли и нам обратно импортировали, ах гады, ах охальники и подлецы - ведь это же против правил! Гибнуть должны мужчины - там, и дети - там, те дети и мужчины, а не наши мужчины и дети тут, на рождественской ярмарке!

На ярмарке умирать не по правилам - а потому террор, а не просто ужас. Там - война и убийства по правилам, здесь то же самое убийство - это паскудство, вероломство и террор.

***

Ещё понятие "мирных жителей" мощно используется, чтобы выжимать слёзы (то есть, получать одобрение на массовые убийства). Там "террористы убивают мирных жителей". Или "у нас террористы убивают мирых жителей". Мирные жители - это ещё одно лицемерно-полимерное образование, позволяющее отправку своих мирных жителей в виде солдат, чтобы убивать тамошних мирных жителей в виде солдат, террористов и пособников террористов.

***

А ещё кто-то (кому это выгодно) придумал, что мужчин убивать можно - это будет честная война, они же мужики, а детей нельзя - это не для их психики и нечестно, они_же_дети. Кто-то же придумал такие выгодные особенности взрослых и детей, очень надуманные особенности.
hund

(no subject)



Класс. Отличная пародия и сатира. Этот чебурашка с выпадающим изо рта бабаном и есть наш великий русско-советский народ в дни с 31 декабря по 14 января, благостн убуханный игристым "Советское шампанское"и напевающий песенки весь этот репертура Клары Румяновой и прочий ланфрен-ланфран. Понятно, почему Моисеева легче проводить по категории "смешной пидарас" - это чтобы не было так жутко, трезво и горько. Лучше поржать над "старым вульгарным педиком", чем открыть глаза и увидеть весь этот инфантильный зоопарк, который он так здорово умеет представить. Но нет, люди всё равно сядут смотреть про НИИ ЧАВО, Ивана Васильевича меняет профессию, прицепом сериал про Чебурашку. Такая вот ирония судьбы.
hund

Национальный музей Китая в Пекине

Пекинский национальный музей - самый огромный ДК, когда либо мной виденный, поразительно, что музей сразу спроектирован архитектурно был именно как типовой советский Дом Культуры, но как музей по цели постройки. То есть, то, что есть фойе, проходы к "сцене", гардеробы по правую и по левую стороны от центральной лестницы и т.п.. Пустое фойе занимает четыре пятых объёма здания. Вместо сцены зал истории компартии. Очень немного экспонатов. В подвальном этаже синантропы, их реконструкции в часы труда, с палками-копалками и зубилами, все заняты вечной работой, становлением человеком, все из чугуна. В зале истории партии - те же лица и фигуры, тоже из чугуна, те же оскалы лиц, агрессия в борьбе, фигуры пригнулись, фигуры в броске, фигуры, застигнутые пулей, плетью, вдохновением, коллективным порывом... теперь они с камнями из мостовой, с ломиками и топорами, с зубилами и молотками, но уже не с природой борются, а отстаивают свою свободу под присмотром пастельных тонов отцов партии с гобеленов по стенам. На самом верхнем этаже только зал подарков иностранных делегаций китайскому правительству. В трёх промежуточных этажах полная чушь: выставка жемчуга, выставка дизайнерской мебели, выставка традиционных ваз. Короче, барахолка. Всё это в точных копиях продаётся там же в огромных музейных магазинах. Музей поражает отсутствием истории и отсутствием искусства. В этом и проявляется великое искусство, как я считаю: так выхолостить сферу представления о себе самих, это надо уметь, так, чтобы ровно ничего не трогало, чтобы осталось только всё безгрешное, всё, ведущее к единой цели, всё по завету, всё по плану, всё протокольно, всё конформно, правильно и без конфликтов. Даже куда-то общепринятую теперь критику"некоторых ошибок" Мао Цзедуна дели, её просто нет. Размеры этого бессодержательного музея, конечно, поражают: чувствуешь себя мышью в огромном безлюдном Доме Культуры для великанов.