January 11th, 2017

hund

В зоомагазине



Эти двое узников чьей-то совести из зоомагазина на тихой одноэтажной затерянной улице сидят в своих клетках уже три недели. Не знаю, выводят ли их на прогулку. Возвращаясь вечером домой, я нередко видел, как малого продавщица хлещет тонким специальным ремнём по жопе, чтобы не тявкал и не выл. А белый крупный пёс сидит всегда тихо. Вчера увидал, что пуделю сняли верхнюю крышку с клетки, решил это событие сфотографировать.



А в одном южном городе сидит в клетке белый медведь третий год в зоомагазине, интернет-активисты собирают ему деньги через сообщества имени белого медведя, чтобы его выкупить, а мой друг хотел сделать телевизионный репортаж, чтобы ему помочь выбраться, но активисты в третий раз перестали отвечать на звонки и письма, как дело дошло до дела, а хозяин зоомагазина узнал, что активисты опять ушли в бессознанку, и в съёмках отказал и ещё и цену на медведя поднял, так как медведь ему не для продажи нужен, а для статуса.

hund

Люди радостнее и живее

Уезжать отсюда мне будет тяжело. Нравится мне здесь. Считанные два раза понадобился мне за три недели здесь английский язык. Все стараются понять друг друга.

Помню, приехал я в Германию и не понял, как покупать мармелад. Нужно было каждый сорт упаковать в отдельный пакетик и взвесить, и уже с ценниками принести на кассу. А я увидел, что цена одна у всех сортов, сложил все штучки в один пакет и ничего не взвесил.

На кассе у меня мармелад тупо молча отобрали, сбросили в коробку с покупками-отказниками, я спросил, как мне вернуть мармелад, на английском, мне стали долго читать лекцию, нервно, на немецком, в конце которой добавили на английском, что мне сначала надо бы на курс немецкого походить, а потом в магазин приходить.

На что я тогда этой бабе на кассе на русском ответил, что я выебу тебя суку фашистскую этим мармеладом без всяких курсов немецкого и учи русский блядь. На что сука на русском с акцентом мне ответила, что сейчас вызовет полицию. Это меня развеселило. Это был маленький городок, десять лет назад. В Берлине полегче.

Но всё равно все невротизированные, хмурые и там, и часто советуют, да, поучить немецкий, потому что я в Германии стараюсь разговаривать только с русским мощным акцентом. Потому что надоели. В Германии слишком много немцев, по-моему, развелось, совсем уже как мёдом им там, что ли, намазано. Так-то Германия хорошая страна, но такое количество немцев там реально бесит.

А сегодня покупал мармелад тоже вот, в простом супермаркете, очередь в шесть вечера большая. И опять я, зараза, не взвесил ничего. Но за десять лет поумнел: принёс мармелад на кассу в разных пакетиках. Весы в торговом зале я поискал, но не нашёл. Ну так продавщица вышла из-за кассы любезно и пошла всё взвесила. А очередь не роптала. Обычный пекинский супермаркет вдали от туристических маршрутов, никто ни слова по-английски не знает, очередь, если свежие пирожки с мясом привезли или стиральный порошок подешевле выбросили.

Или полиция в Пекине на улице - как могут, так на английском и объясняют, как куда пройти. И здесь так много, много-много, молодых здоровых лиц! А в Германии все хмурые и побитые жизнью, алкоголем, депрессиями. И очень уж много стариков. И они нервные и унылые. Хотя, казалось бы, Германия рай для стариков. Наверное, они расстраиваются там, что к старости не перебрались Швейцарию, а их пенсия, работали или не работали, неважно, сравнялась с пособием по безработице, а если не работали, так вообще с прожиточным минимумом.
hund

Хутуны, пока их не снесли совсем

Улица, на которой я живу, состоит из двух сторон: одна сторона - это десятиэтажные дома, а вторая сторона - это древний хутун, старая одноэтажная застройка (и несколько двухэтажных домов в ряду одноэтажных). Власти пообещали, что ещё два года ей на нашей улице жить осталось, снесут. А она очень интересная. Сегодня вот фотографировал.



Collapse )
hund

быть вашим папой (с)

Простейший риторический приём - смена риторического оформления на риторику более значимой ситуации: Обама прощается с нацией, но проговаривает при этом прощание со своей семьёй, причём так, будто он умирает. То есть, с нами прощается замечательный наш муж, отец. Даже Китай сидит слушает в соплях, отчитываясь о наплаканном и насморканном в великом китайском едином фэйсбуке-вконтакте-одноклассниках-твиттере Wechat. Здесь очень любят Обаму и всё американское. Да и как не заплакать. Давайте вчитаемся и тоже пустим слезу.

«Мишель Лавон Робинсон, девушка с Саус-Сайда. На протяжении последних 25 лет ты была не просто моей женой и матерью моих детей. Ты оставалась моим лучшим другом. Ты не выбирала роль, которая тебе досталась, но ты сыграла ее с присущими тебе изяществом, твердостью, чувством стиля и чувством юмора. Ты сделала так, что Белый дом стал принадлежать всем. Ты стала примером для нового поколения людей. Я горжусь тобой, и вся страна тобой гордится.

Малия и Саша. В самых странных обстоятельствах вам удалось вырасти в прекрасных девушек. Вы умные и красивые. Но что еще важнее — вы добрые, заботливые и очень сильно чувствующие. Бремя внимания далось вам так легко! Из всего, что я сделал в своей жизни, больше всего я горжусь быть вашим папой».
hund

(no subject)

Сегодня жутко я оконфузился в Храме Ламы. Монахи там интересные, начитанные, знают иностранные языки, и с одним я заговорил, он охотно отвечал. Я спросил у него, как оно ему, понятно ли, приятно ли, что Христос и за него умер. Он сказал, что я не первый, кто это спрашивает, и стал пояснять свою мысль о том, что ни за кого ни пострадать, ни умереть не получится, это мало у кого получается персонально за себя, не говоря уж о том, чтобы получилось за другого. Я в это время крутил одной рукой большой валик-барабан и очень увлёкся, а там ещё дым этот одуряющий, там в день не меньше тонны благовонных палочек сжигают, должно быть, так вот, и дым этот, и я так увлёкся накручиванием барана, не замечая, что делаю, что раскрутил барабан так, что он вдруг завизжал как свинья на весь храм, а потом, останавливаясь, захрипел и застучал, дёргаясь. Разговор мы не окончили, монах пригрозил мне кулаком и выгнал, а старший по смене ещё долго говорил мне вслед что-то на китайском, что-то вроде "вали, вали давай отсюда"...

Collapse )
hund

Паломничество в Юнхэгун

В Храме Ламы видел сегодня пару молодожёнов, специально приехавшую в Пекин, чтобы помолиться находящемуся в этом монастыре двадцатипятиметровому будде Матрейе. У них было с собой два чемодана на колёсиках и один фотограф. Было немного смешно, когда они встали у курительницы - они смотрелись как на трибуне XXIV-го съезда ВЛКСМ, по-моему. А сначала я подумал, что это актёры, так как их фотографировали все туристы, которые были вокруг. Но китайцы вообще любят фотографироваться, а особенно любят, чтобы их за делом благим, почётным фотографировали и потом в мировую сеть закачивали и в другие ноосферы.



Collapse )
hund

(no subject)

Всё разное и меняется, что я видел за три недели здесь, но собачка, понравившаяся мне в первый день в Пекине, и черти на крышах, одной и той же компанией, остаются со мной неизменно - и эта собачка и эти черти встречаются мне обязательно хотя бы раз в день. Это радует особенно зажигательно как-то.



Collapse )