January 16th, 2017

hund

(no subject)

В Пекине 17 районов, и в каждом есть центр, который всегда больше, чем небоскрёбный центр Франкфурта. Там небоскрёбы считанные, ими гордятся, имена их архитекторов помнят, постоянно то хвалят, то пропесочивают в газетах за красоту или за уродство (привет Петербургу и Охта-центру!). Здесь центры районов каждый раза в четыре больше центра Франкфурта, а хайтечность, небоскрёбность и строгий порядок во всём якобы нагромождении и хаосе - не стиль, а вынужденный образ жизни, так что критике не подлежит.



Город в районных центрах производит впечатление такое, что здесь все рехнулись на обуви, одежде и корпусах для мобильных телефонов - это основной ассортимент всех этих убойных районных центральных улиц, необычайное впечатление неадеквата, то ли своего, то ли окружающих, когда видишь километры и этажи, полные людьми, выбирающими ботинки, халат, куртку и чехол для мобильника. Но зато становится понятно, зачем они так много работают, понятно, чего они так хотели построить, почему все книжные магазины на входе заставлены стенограммами последнего съезда партии на всех языках и житиями Мао Цзедуна.



Здесь сейчас в разгаре период возврата к корням - ошибки Мао Цзедуна (голодомор устроил и 1937-ой год в конце шестидесятых, называлось "культурная революция") принято не вспоминать, его бюсты вернулись в магазины, а бескрайнюю одноэтажную тысячелетней давности застройку Пекина, которую ещё пять лет назад ускоренно сносили, теперь в самых дорогих районах перестали выкорчёвывать, и как зоопарковые вкрапления оставляют, как на улице Шидань на фотографиях: недоснесённый кусок хутуна подняли вместе с его грунтом над автостоянкой на два с половиной метра, оставят несколько домов как жилые, возродят пару чайных там плюс маленький средневековый рынок.



В общем, тот ещё биотоп будет, страшно подумать, какие там будут цены на чашку чая среди зданий по двадцать этажей вверх и шесть этажей вниз. В рекламе уже продают торговые места в этих домиках, также сказано, что туда вернутся несколько семей (так и вспоминается национальная кампания возвращения панд в дикую природу из зоопарков), показываются картинки, как они будут стирать и развешивать бельё среди небоскрёбов, попутно заваривая чай вековых традиций для утомлённых покупкой обуви, одежды и чехлов для телефонов посетителей торговой улицы Шидань.


hund

(no subject)

Никак не могу привыкнуть к вечернему дэнсингу соседок. Часов с шести на площади между многоэтажками начинают собираться пожилые женщины, прикатывают чемодан с мощными колонками. Сначала аэробика, потом танго, преимущественно пожилые женщины, в темноте, на холоде, после работы, сняв противосмоговые маски вопреки рекомендациям горздрава.



К танго потом подтягиваются немногие мужчины. Возможно, что аэробика только момент привлечения мужчин к танго, разминка перед основным актом. Люди рады, праздник каждый вечер сразу у подъезда, летом, видимо, это совсем здорово смотрится.



В южных городах, в них веселье более институционализировано, люди всё же по ресторанам и танцполам веселятся. А в Пекине в ресторанах советски-пенсионерского класса унылая безвкусная жирнючая утка по-пекински, таблички, что курить нельзя, но старики здесь почти все курят, но так как есть запрет на курение в ресторане, то зачем же вытяжку делать, а потому очень накурено, музыки никогда в Пекине в кафе и в ресторанах нет, отопление так себе. В общем в Пекине с культурой расслабона плохо. Так что на улице, видимо, даже лучше, бодрячком в темноте на условно свежем воздухе.
hund

(no subject)

Меня сегодня очень проникло культом панды в Китае. Был в вечереющем зоопарке и таки решил посетить "Дом панды". Я не ожидал, что животные будут как из мультфильмов, чёрно-белые, пахнуть шампунем и улыбаться. Но того, что я увидел, я не ожидал всё же. Депрессивные, переставшие ухаживать за собой медведи, отрешённо бездумно лежащие в лужах своей мочи с обгрызенными кусками бамбуковых палок вокруг - это сильно. Классы школьников идут потоками через этот алтарь символа Китая. Учителя выстраивают их в ряды перед вольерой и делают групповое фото. Если медведи не появляются, то еcть специальная вольера с искусственными пандами, там тоже делают групповые фотографии. Я рассматривал лежащего с куском бамбука во рту медведя и погружался в глубочайшее бессловесноее бесчувственное депрессивное состояние. Иногда это нужно, такое же состояние от слушания очень грустной музыки бывает, от Губайдулиной. Потом сел в какой-то пустой вольере. Вечерело. Школьники фотографировались группами и впотьмах, пока в темноте зоопарк не начал оживать, когда стемнело, только тогда их смело. Тогда я пошёл из него. Страшно в темноте в зоопарке, когда никого нет и только плачут и беснуются от бессильной злобы животные.