April 7th, 2017

hund

Одна немецкая жизнь

Иногда Берлин бывает волшебным, не переставая к тому же быть брутально пошлым, мрачным городом. Волшебно сидеть в центре этой мрачности, в одном очень старом кинотеатре, смотреть на лицо сташестилетней старухи во весь огромный экран, она была секретаршей Геббельса, жила от кинотеатра через два дома, на работу в министерство пропаганды ходила через пятьсот метров от кинотеатра, и вот бабка померла в январе этого года, но дело её живёт в красивом чёрно-белом фильме-монологе, огромное лицо в огромном зале с высоченным теряющимся в темноте потолком, старушка с кристально ясной памятью и живым умом говорит поразительные давно приевшиеся вещи как само собой разумеющееся: нет, я только печатала у доктора Геббельса, нет, я не чувствую себя никак виноватой, какого чёрта русские посадили меня в тюрьму, не понимаю. Она потом, после войны, работала тоже секретаршей шефа, только уже на местном первом канале. Фильм "Одна немецкая жизнь" отменно красив, хотя и не имеет никакой ни документальной, ни познавательной ценности.