May 16th, 2017

hund

(no subject)

Важность организации в Норильске точно соответствует количеству телефонов, по которым можно в организацию обратиться и тому, что по этим телефонам никто не отвечает. Например, ФСБ. До 2000 года в Норильск можно было приехать по визе в Россию. Теперь же нужно разрешение ФСБ, его изготовление занимает не менее двух месяцев. До ФСБ не дописаться, не дозвониться, тотально нет ответа. Единой процедуры получения разрешения нет. Масса людей обещает связаться с нужным человеком, дать нужный телефон, электронный адрес, никто не обещает сроков, не называет имён, адресов, телефонов. И это при том, что сам Путин не раз говорил о том, как туристически привлекательно плато Путорана. Да, с вертолёта МВД оно привлекательно особенно. А для иностранцев недоступно практически. Часто разрешение или неразрешение становилось известно в последний день и люди отменяли тщательно спланированную поездку вследствие сумбурности и длительности процедуры разрешения. Да и для россиян это место не так уж чтобы доступно: транспорт туда всё так же случаен, услуг по проживанию, сопровождению никаких нет. Что-то моя поездка уже приросла большой предварительной кафкой, телефонные разговоры о разрешении на посещение медленно, но верно отбивают желание посетить не только плато Путорана, но и вообще Россиию. Скорее всего, как и в прошлые два раза, как собирался в Россию, сдам билеты. Потому что выбешивает этот постоянный поиск нужных людей и постоянная беспробудность какая-то. Вот звонишь и пишешь как в хуй знает куда, в какой-то сонный мир, организация хоть чего-то, что немного выбивается из десятилетиями там накатанной колеи, превращается в кафку, в мычание, в растерянность, в пугливость, в равнодушие. У меня за две недели организации этой поездки уже постоянное ощущение извинительности, что я мешаю людям, достаю их.




Лицензию на гостайну можно получить за один день. Если, конечно, обратиться к нужному консультанту.