September 29th, 2017

hund

Ресторан

Одно из самых омерзительных мест Норильска - это самая дорогая городская гостиница "Норильск" и ресторан в ней. Гостиница отпад: битые немытые унитазы, туалетная бумага по запросу с немалой отсрочкой, была внесена в комнату без стука ночью, горничная (?) сама ключом открыла дверь, при этом звонко пьяно хохоча и спотыкаясь на высоких каблуках, извинившись, что не вовремя заглянула (да конечно, как угадать, когда там ночь, в конце июля этого никак не видно). Нет плотных штор на окнах, это притом, что как раз полярный день, и этот стабильно полуденный солнечный свет по ночам выматывает и коренных обитателей тех мест. Ресторан: всё невкусно, готовят долго, подают всё холодным, только последний по очереди приготовления компонент блюда оказывается тёплым. Зато меню там сказка, около пятисот блюд, преимущественно европейской кухни, со смачными описаниями, как это всё ела знать, знать и ещё только короли и как дорого это должно стоить, и в каком полёте над каким гнездом кукушки это добыто. О том, что такое меню требует кухни размером с саму гостиницу, умалчивается. Страничка местной кухни из местной рыбы и из оленины всего одна, и этих блюд нет. У ресторана есть горожане-завсегдатаи, обедают и ужинают в одиночестве, это люди в синих рубашках и в синих и чёрных брюках, а то и вообще в чёрных юбках, чёрных пиджаках и в чёрных фуражках, с ярко-красной помадой и с важными погонами, на тонких и очень высоких каблуках - стыдно смотреть на работниц ФСБ, как трансухи ведь с гей-парада одеты. Они постоянно, сразу и с недовольством спрашивали "Что, оленину вам привезли наконец-то?" Нет, опять не привезли, и вот вместо оленины сидели потом подолгу одиноко, читая в меню, видимо, об изысках западноевропейской кухни. Я дураком не был, взял честный куриный бульон с фрикадельками за 514 рублей, одно из самых дешёвых и прозрачно описанных там блюд, простенько и вкусно, а к нему картошки фри а ля людовик какой-то вич, и принесли нормальную картошку. Как картошку увидел, попросил я и колы вдогонку уходящей, постоянно раболепно согбенной официантке, уж чего там стесняться после принесения такой вкусной картошки, ведь всякие дорогущие красные вина я и дома попью, раз в тридцать, если не в сорок дешевле, а зашибические шаманские чаи сам лучше приготовлю, не буду 2.000 руб. за чашку отдавать, куда простой иван-чай положат плюс рододендрон адамса. В самые обеденные часы в ресторане пустынно, холодно, от тяжёлых гардин повсюду пахнет куревом и тоже обдаёт холодом, везде бархат, столики с армянскими и еврейскими резными узорами, сразу видно, что антиквариат, в этих бархатных будуарчиках говорят на какой-то фене о поставках и продвижках и прочих делах люди в синих и белых рубашках. Фоном звучит техно со всхлипами, счастливыми вскриками и нетерпеливыми стонами женщин.


Место, эссенциальное по своей мерзости. Я не мог его не посетить потому. Ресторан плоть от плоти гостиницы, в которой на каждом этаже сидит напротив лифта милиционер, а не просто охранник из охранного предприятия, а большая часть номеров снята на постоянку государственными конторами. А так-то мы ели в отличном совковом кафе "Огни тундры" и ещё в одном маленьком отличном кафе, о котором как-нибудь расскажу тоже, а в гостиницу эту попали мы по недоразумению - нас восприняли как дорогих гостей из Берлина, и постоянно предлагали всё самое дорогое и без нашего выбора.


hund

Непогода

Единственный день непогоды на озере Лама за все три недели. Вообще же, я туда ехал именно за этой погодой, как на этой анимации по ссылке (ЖЖ не загружает картинку на 17 мб). В Берлине было тяжко душно, тропики с затоплением метро в середине июля, и поездка на плато Путорана виделась мне долгожданной буквальной отдушиной от духоты Берлина. Какое там... Если в Берлине было примерно 25 - 27 градусов в середине июля, то в Заполярье в этом июле выдалась аномальная погода, а именно, долго стоящая сухая жара 30 - 32 градуса по Цельсию. Это ещё в горном пейзаже только. А в самое тундре на высоте человеческого роста было под сорок, так как полуметровый ковёр под ногами грелся под пятьдесят градусов в пик полярного дня, как раз в те дни, когда мы были в путоранских горах.