October 16th, 2017

hund

Игарка, театр драмы

Скучная типовая заброшка, одинаковая как и все фотки заброшек, так задравшие уже в интернете. Но мне понравилось 1) наконец-то этот театр советской пляски и песни настигла настоящая драма, и даже не надо тратиться на постановки, постановка свершилась единоразово и теперь уже на века; 2) здание смотрится с Енисея великолепно абсурдно, как идиотский акрополь в тундре, едешь так на корабле, чайки, огромные рыбы, дикие места, и вдруг по левому борту эти северные Афины молчаливым насупоненным укором, вызывающим взрыв дурацкого хохота.

IMG_6477.JPG

Collapse )
hund

Типовой игарский дом постройки конца тридцатых годов

IMG_6359.JPG

Из таких домов состоял "старый город". Они были не намного аккуратнее и ровнее тогда, когда я жил в Игарке (1983 - 1995), они так же стояли на сваях все прямо в этих болотцах, вокруг каждого дома такое болото было, иногда чистое, чаще же вода болота была смешана с содержимым стоковой канализации, которое располагалось под домом в яме. До перестройки ямы эти регулярно отсасывали ассенизаторные машины, но и тогда ямы переполнялись и вливались в болотца, а у многих домов, особенно если со второго этажа, трубка от унитаза была вывешена за стену дома и прямо из неё прямо в болото без всяких машин лились испражнения, за зиму намерзавшие огромными говно-ледовыми скульптурами самых интересных форм в зависимости от обыкновения жильцов ходить по нужде. А какой запах был в Игарке весной! А какой запах был в квартирах на первых этажах, особенно если ветер дул не в ту сторону и потому надувал из подпола канализационные запахи. А как запахло у нас дома на первом этаже на ул. Карла Маркса, где мы жили вчетвером все эти годы в однокомнатной квартире, когда случился потоп, зимой, прорвало батареи, и мы в горячей воде спасали вещи от ржавой воды и поднявшихся снизу наших говен. Но вообще же, я не брезговал в этих болотцах около дома ловить лягушек и червяков, чтобы брать их как наживку на рыбалку, рыба клевала на этих лягушек и червей с большим аппетитом, чем на экологически чистую живность.

Также к типовому дому принадлежали сараи в ряд перед каждым домом, их называли в Игарке "сарайками", теплотрасса, могла стоять банная постройка часто на самых старых улицах, гаражи, а также балки - это такой маленький домик, в котором на берегу или в лесу можно спать, пережидать непогоду, который можно легко перевезти, даже на санках иногда. У моего первого парня был такой домик, мы его построили в лесу, где стреляли куропаток зимой и рыбачили летом, никакая горбатая гора и рядом не валялась в сравнении с моим детством, а ещё его отец купил ему мотоцикл, и не просто чтобы на нём гарцевать и разбиться, а прямо сразу с коляской, вот совсем как на фотографии, и мы целое лето вдвоём строили гараж и перетаскивали туда хлам из разных квартир и балков. Но иногда мы отцепляли коляску и вжих-жжжухх по городу вдвоём в красивых чёрных шлемах, совсем как из тогдашнего итальянского сериала "Спрут", только не по Сицилии, но чем уж Игарка отличается от Сицилии, я не знаю, не нашёл отличий, побывав год назад на Сицилии и изъездив весь остров.

Collapse )
hund

Крапивница

Когда быстро темнеет и одновременно с быстро наступающей темнотой становится и ощутимо холоднее вечером, и все уже не в отпуске, а быстро дойдя домой зажигают свет в квартирах, как-то с этими ставшими резко короткими днями спокойно и размеренно в городе становится, ритм определён зримо, ясно светом - то для себя давно я этот перелом определяю как "взят курс на Рождество и Новый год". В этом посинении-почернении и в спешке людей после работы по магазинам и потом поскорее домой, в ярких разных цветных окнах, в этом всём уже зимняя свежесть, даже следы праздника, люди организованно спешат, как в день Рождества, скорее по магазинам и домой в полной темноте, и вот это для меня уже не осень.

Наступившее резкое по вечерам похолодание отдалось крапивницей, то есть аллергическим отёком в ответ на холод: я вышел на улицу и левый глаз через пятнадцать минут накрыло вздувшимся верхним веком, затем и всё лицо отекло, потяжелело, стало оплывать вниз, брови резко наехали на глаза и болтались по сторонам от моих шагов, пришлось запрокинуть голову, чтобы видеть, куда иду. Прохожие частью шарахались в стороны, частью смеялись, да, это смешно, когда уродская, чванливая рожа (так всегда, когда морда опухает) красуется на отважно гордо отведённой назад голове. Рот перестал двигаться, губы опухли, затвердели и онемели, в аптеке потому пришлось говорить сквозь зубы, и громко, что ещё более усилило впечатление запредельной шизоидной высокомерности до выражения полной брезгливости к людям, но молодой бойкий аптекарь всё понял в отличие от многих стоявших в очереди, коих мне пришлось таки настойчиво почти до наглости попросить меня пропустить, так как мне было уже страшно от скорости внезапного отёка, и он принёс нужные таблетки и воды (ампулу тут никогда не продадут без рецепта, а скорая приедет если ты только упадёшь и захрипишь, это не Россия, где скорую вызывают по любому поводу).

После таблетки минут через десять медленно стало оживать лицо, стали снова открываться глаза, кожа потеплела, даже более того, всё лицо загорелось приливом, кровь стала уносить лишнюю воду, и от потепления, от окончания дурацкого маскарада, от внезапного комфорта вернувшегося здоровья я и вспомнил, как и почему я люблю это время суток поздней осенью.
hund

(no subject)

В магазине скупки и продажи старья рядом новая продавщица, каждый день развешивает новую ношеную детскую одежду. Отдельно, например, футболка с выстиранным рисунком-переводкой на плечиках, рядом, отдельно и тоже на плечиках, могут висеть розовые колготки с видимо зашитой в промежности дыркой и с вытянутыми коленками, рядом внизу стоят явно разношенные крохотные ботики. Я всё хожу мимо этой теперь угнетающей меня витрины и думаю: она вообще мать или она вообще маньячка, не пропадали ли в последнее время в Берлине дети. Завтра спрошу, зачем она вывешивает такой убогий, убитый, отталкивающий хлам в витрину.