November 10th, 2017

hund

Живя в городе-музее Берлине

В музеях предметы. Музеи в городе, в центре. У меня дома больше интересных и красивых предметов, чем в любом музее. Но я всё равно иногда хожу в музеи посмотреть на новые привозные и на постоянно там находящиеся интересные и красивые предметы. Хотя в интернете их видно даже лучше, на картинках. Но в моём хождении в музеи есть регулярность. Регулярность (повторяемость) как процесс - она из области тела, повседневности, близости, доверительности. Я хожу в музей, таким образом, не ради предметов, а для того, чтобы мой дом продолжался и в город: и там, то есть, тоже, как и дома, интересно и регулярно. Потому я не люблю всякое старьё на стенах там, всякие сиськи, письки, блаженные лица (всё это в музеях вялое, хотя и в переизбытке по стенам висит, вечно в декорациях исусов и марий, сиськи у них стыдливые, а письки крохотные и не стоят, не то что у меня дома бывают такие письки, что ого-го, в музеях такого вообще нет), мне нравятся вполне обыденные предметы в музеях, скульптура, только никак не абстрактная, вообще, я хожу туда, чтобы увидеть, что и в городе я дома.
hund

(no subject)

Товарищ биолог-просветитель размещает непонятный ему, но, тем не менее, простейший фрагмент из текстов Гегеля, ставит ему диагноз шизофрении, ухахатывается со всем своим френдятником над цитатой, якобы высмеивая философов. Примечательно, что философам не свойственно размещать куски из диссертаций по молекулярной биологии или из учебников по математике и ухахатываться над тем, какая каша в голове писавших, какой непонятный волапюк и шизофрения в их речи, и не скромность, не хорошие манеры тому причиной.


здесь ещё хохот стоит дикий