December 27th, 2017

hund

Спокойный капитализм Франкфурта

Современному капитализму не хватает спокойствия. Было бы спокойствие, можно было бы признать это полной победой. А так вся эта неврастения страхов потери работы, прыжков курса биткоина и т.п. Но есть города, в которых капитализм победил полностью. Например, Франкфурт: обилие магазинов и товаров без марки, только с указанием мелким шрифтом под объёмом и весом продукта физического адреса производителя и телефонов, даже сайта нет. Этим Франкфурт сначала напомнил мне восточный Берлин, где вывески и посейчас таковы: "Парикмахерская", "Хлеб", "Овощи" (даже советских "Даров природы" не встречалось), "Мужская одежда" и т.д. - нет всей этой агрессивной марочности, рекламы, использования суггестивной стороны психики, излишней загрузки, разработки моего мозга мифами, именами, символами под свои нужды.

Всегда, когда я вижу новую марку, да и вообще название какого-то продукта, я ощущаю лёгкую головную боль на долю секунды, а иногда так и вообще мгновенный приступ злобы и потом пару секунд длящееся желание въебать, даже когда я беру в руки зубную пасту утром и автоматически, потому что я люблю читать, читаю её название - я сознательно или бессознательно злюсь на себя за то, что меня опять отвлекли или пытались отвлечь, а я поддался. Они же, суки такие, ещё и пишут на зубной пасте название яркими большими буквами, как будто я читать не умею, либо у меня плохое зрение, или будто я вообще не прочитал название этой пасты, когда её купил.

А здесь, во Франкфурте, шампуни называются, например, "Шампунь для сухих волос с добавкой календулы", шампунь разлит в простой пластик, в бутылку в форме бутылки, а не в форме волн или силуэта, йогурт называется йогуртом, молоко называется молоком, хлеб хлебом, и у всего одинаковые этикетки, без всей, опять же, этой стилизованной святой простоты под печатную машинку и чёрно-белый минимализм. Эта не-марочность только поначалу бросается в глаза, а уже на второй день глаза её не видят. В то время как марочная продукция всегда едва ли не орёт, только чтобы её постоянно видели, стремясь никогда не выпасть в спокойное поле периферийного зрения. Во Франкфурте есть куски хозяйственного дешёвого неплохого мыла, правда, на полках среди всяких прочих брендированных и надухарённых мыл, сложенные штабелем, их на кассе заворачивают в бумагу. Не знаю, как появляется простое мыло рядом с пробрендированным, но есть оно. А на молоке, хлебе, да на еде вообще брендов почти нет. Хотя супермаркеты есть, и они подчёркивают свой стиль. Но не так агрессивно, как, например, в Берлине. И эта продукция не стоит дороже продукции с марками, а стоит она как раз дешевле (нет расходов на пудру для мозгов покупателей), и она качеством гораздо лучше, чем вся символически упакованная феерия, которую каждый день видишь в Берлине, и уже не видишь, но фоновая головная боль и агрессия-то сохраняются от этих попыток залезть в мозги и в карман.

А, кстати, почему Москва вот так охоча до брендирования? Город побогаче Франкфурта даже, а без бренда можно купить только разве что пирожок в поезде, небрендовом же. Хотя... мне понемногу думается, что, возможно, дело не в богатости места в целом, а в том, чтобы богатство было однородно более-менее распределено, тогда нет нужды в яркости, в агрессии, в продвигании бедным слоям товаров по большой цене.

Пушкинистика на марше



Пушкинистика-то жива. И слова им не скажи про то, что есть и у Пушкина и Ко тексты, которые обычные, и не стоят затрачиваемого на них времени на спотыкание глаз и прочтение комментариев к ним. Есть процентов десять у гениев текстов, которые интересно знать дотошно по строчкам, а есть девяносто процентов рутины, которую можно без урона прочесть и у современных писателей, гениальных и нет. Обычность - вот что так убивает страсть пушкинистов. Надрочили их ещё со школы на постоянное горение, говение, напряжение, угорание и т.п. Я даже замечаю, что пушкинистика должна быть сейчас во всей её убойной мощи, во всей монументальности своего охуения возрождена - ровно по тем же причинам, зачем её разводили в тридцатые годы прошлого века и позднее.



Я не против того, чтоб пушкинистика шла отдельным текстом. Но я за то, чтобы книжка не весила в руке килограмм, и всего-то. Да и проще отношусь к забыванию текстов про шампунь и трюфеля. Думаю, и сам Пушкин бы не обиделся, если бы я прочитал где-то в другом месте, что от трюфелей ёбкость повышается, и это и есть радость юности или что там, а вовсе не чтение комментариев книжных червей и даже Пушкина. Там вообще цветник чистоплюев с двойными стандартами: если я рассуждаю о шампунях - это фи, а если кто-то пишет про трюфеля у Пушкина - это ой как важно.