December 28th, 2017

Домой на всех парах

В поезде на Берлин проводнице было очень плохо: больше половины вагона были русские немцы, природные африканцы, палестинцы, сирийцы. Нормальными проездными документами обладали только немцы и русские немцы, у беженцев были какие-то справки для бесплатного проезда (тоже такую хочу), которые, к тому же, видимо, были подделаны у многих и не поддавались верификации через сканирующее устройство. На немецком говорили только немцы, в меньшинстве и как-то тихо. Громко слышно было всю дорогу только арабскую речь, африканские наречия и напевы, также я три часа с удовольствием слушал руссиш-дойч: "Света, убери голову, а то я тебе сейчас коффером по ней дам. И гиб мир кухэн мит термос, пока тиш фрай". Класс. Думаю начать осваивать. А я громко говорил всю дорогу на идише. Я с осени перешёл на идиш, не потому что мне немцы не нравятся (честно сказать, немцев я вообще развидел, надоели потому что, их тут слишком много) или арабы там мне не нравятся (полюбил их с осени как-то особенно! самые страстные парни - палестинцы с родного Нойкёльна), не потому что я манкировать хочу, а просто немецкий язык очень скучный, и хочется чего-то нового, а идиш весёлый и напоминает этот прекрасный руссиш-дойч, только понапевнее, и его, кстати, и палестинцы понимают, идиш их как-то даже подстёгивает в сексе, когда им всякое шарфэ шарфэ шнэле хабиби и гетрибе мих гефассен на ушко шепчешь в самый жаркий момент. Кстати, проводница миловидная немочка лет двадцати пяти в идише ни в зуб ногой, пришлось с ней на немецком общаться. Нет, я не пытался с ней говорить на этом волапюке, но было видно, что она уже едва не плакала, когда ко мне шла, пока я заливался соловьём на нём. А потом так раз галантно перешёл на хохдойч, красота. Вообще, её было жалко. Зи из а шейн мейдале. Беженцы над ней шутили, почти издевались, восхищаясь её стойкостью и стеснительностью, пытались её шутливо проучить за это и пожурить, тем, что щупали её за жопу и фоткали красотку в упор. По-моему, в их глазах это был верх галантности и почтения к даме. Её фригидность их обижала.