?

Log in

No account? Create an account

Танцуй пока молодой

Не всякий себе позволит заигрывать с гомосексуализмом, а только тот, кто точно уверен, что для него это только игра. Только в элитных заведениях потому такие игры возможны - только там выращиваются истинные орлы, о ком точно не подумаешь, что они гомосексуалисты, что кого-то из них можно нагнуть, даже если он при тебе будет давать всем во все щели. Только там можно использовать гомосексуализм по назначению: для высмеивания слабых, для подчёркивания того какие мы всё же классные, ничто нас не замарает.

Да, это забавно, как же так происходит, что там, где больше всего боятся гомосексуализма, в него же и играют. А вот как: гомосексуализма боятся как некоей слабости (педик значит слабый, видеть кого-то как сексуальный объект в этой среде обозначает его унижать, обнаруживать его слабость-беззащитность), все задействованные в видео курсанты, если их вне постановки ролика ущипнуть игриво за попу, очень вспылили бы и покраснели, в то время как постановочный гомосексуализм в самых гомобоязненных (с боязнью слабости) сообществах работает как юмор, то есть, отрицание слабости посредством её разыгрывания, постановки, представления (см., например, то же представление в описании классика русской литературы А. И. Куприна: "Третья рота устроила перед своими бараками пышное представление под заглавием «Высокое награждение султаном ниневийским храброго джигита и абрека Берди Пашу»).



Ребята как раз и настаивают теперь, в наступившее время оправданий, что они нисколько не гомосексуалисты, а это видео - это шутка. Танцуй пока молодой, пока ты ещё в становлении, пока инициация ещё не закончена, обозначь, что ты борешься со слабостью (не половой, а слабостью вообще) - вот тема этого видео, переводится как "береги честь смолоду".




А Жижек что-то с секретами и таинствами власти, как он любит и везде их видит, перебарщивает. Нет никакого гомосексуализма в том, чтобы офицеру надеть женское платье и соблазняюще вилять тазом. В этом как раз и есть полное, тотальное отрицание эротики и гомосексуализма. Хотя, конечно, не исключено, что во время этого представления можно самому офицеру так завестись, что обличение слабости отойдёт на второй план, а на первый выступит удовольствие само по себе.

Высмеивание переодетого в женскую одежду

Курсанты-лётчики поступили радикальнее, чем телевизионные артисты, переодетые в бабок. Те выступали с полумерами: стыдливо переодевались в бабок. А курсанты напрямую переоделись в самое постыдное - в гомосексуалистов.

Высмеивание слабости, уродливости, именно в форме гомосексуализма, так как секс у нас это нагибание в предельной форме, и в сексе у нас принято, что в нём усиленно проявляется власть ("как бог к церкви, как государь к народу, так и муж к жене" из домостроя, так и большинство сексуальных фантазий - это темы овладения, подчинения) - это фундаментально формообразующе, сплачивающе для общества, когда кто-то униженный сидит на параше, а мы все тычем в него пальцем, в наше уродство и слабость нагнутую, и хохочем.

Утвердить нас как нас, наше главное - нашу власть - мы можем всего красочнее, проще, нагляднее и полнее через сексуальную тему, от противного, через высмеивание чуждого нам. Вспомним Верку Сердючку, или кривляющихся бабок-мужиков с российского и раньше советского телевидения, и ещё раньше, испокон веков эта тема: переодевание в женскую одежду кого-то и высмеивание переодетого.



Удивительно, как руководство лётного училища г. Ульяновска отделяет то, что станцевали первокурсники, от этой регулярной традиции высмеивания через гомосексуализм (трансвестизм, восприятие как сексуального объекта, а секс. объектами у нас могут являться только слабые - только женщины, потому и надо вести себя как женщина, чтобы вызвать смех).

Кокошник как метод письма



Сам Гоголь переодевался и карнавалил, чтобы создавать свои общественно-резонансные полотна. Что уж там какие-то первокурсники лётного института, и даже Ширвиндт, даже Куприн или Вера Сердючка. Заметим в приведённом отрывке из Андрея Белого как раз то, что игру Гоголя с полом Белый встраивает как раз таки в часть разработки Гоголем темы власти. Важно, конечно, что, в отличие от ульяновских курсантов Гоголь, Ширвиндт, Сердючка и так далее не раздевались. А наоборот, одевались.

В принципе, и в старые добрые времена, могли бы и раздеваться, чтобы вызвать смех. Но теперь раздеваться точно уже нельзя: в обществе распространилась гомофобия и одновременно с ней гомосексуальная порнография (её теперь даже натуралы и натуралки смотрят). И нагота срабатывает уже больше в эту сторону заигрывания с гомосечностью до переигрывания в глазах общества, уже испорченных гомосятиной и уставших от неё.



Вот если бы ульяновские лётчики вырядились как в советском бабки-шоу - это было бы приемлемо и почётно, не отсылало бы к гомосексуализму, а стало бы очередным бабки-шоу.

The Crew of a B-36 Bomber, U.S. Air Force, the Arctic, 1950’s