?

Log in

No account? Create an account

Аптека



Растерянная женщина стояла в час ночи у аптеки и изучала её ассортимент, стуча иногда по стеклу.
Метки:

hund

Сай Фэн, гид по северному национальному парку Лаоса

Отличный гид Сай Фэн. На видео он сидит и делает гарпун на речных рыб после того, как я уронил рюкзак с едой и посудой в пропасть у тропинки на одной горе в северном национальном парке Лаоса. Кто бы мог подумать, что этому мужчине 32 года? Три дня мы ели потому не субпродукты из магазинов, припасённые Саем в рюкзаке, который мне он ненадолго доверил (как можно было мне доверить еду, не понимаю), а питались мы так, как я, наверное, никогда больше не поем.

С помощью мачете, мотка резины, мотка проволоки и рыболовной сети Сай готовил разнообразно и вкусно три дня. Посуда из бамбука: воду кипятили и супы варили в длинных бамбуковых стволах, пили чай (чай я держал в сумке с фотоаппаратом, там же зуб. щётку, паспорт и деньги) из обрезков длинных стволов из красивых цилиндрических "стаканов". Вечером мы с ним расставляли капканы на крыс, утром собирали добычу, потрошили их и жарили в разных листьях и с разными соусами. Потрясающе вкусны крысы с подливкой из бамбуковых цветов и протёртого печёного манго. При этом, когда я ему показал в телефоне фотографии моих домашних крыс, он их очень заценил: в шутку, какие они жирные, и просто так, какие у них человеческие лица. Улиток ели, рыб самых разных, крохотные яйца крохотных птиц, овощей и фруктов немеряно самых разных. Как здорово, что рюкзак я запустил в пропасть. А водка (местная самогонка) всё равно была у Сая в его личном рюкзаке (он носил два рюкзака: общий, с едой, и личный, повезло, что спальные мешки были у него примотаны к личному рюкзаку).

К тому же, он исполнил моё давнее большое желание Читать дальше...Свернуть )

Метки: ,

rhino

(без темы)

Чипсы в Лаосе отличные, продают в супермаркетах. Быстро вытесняются китайскими картофельными с ароматическими добавками крабов, креветок (Лаос далеко от моря, и всякие крабовые палочки считаются здесь деликатесом). Китайские Лайз и т.п. стоят очень дорого, а местные, супербио-био и полезные стоят гроши. Идиотизм как есть. Первая разновидность: из речных водорослей, без соли и добавок, попросту высушенные тонкой хрустящей пластинкой водоросли, присыпанные кунжутом. Вторая разновидность: мгновенно вздутая в кипящем растительном масле свиная кожа, немного подсоленная. И то и то невероятное объеденье.

IMG_9684.JPG

IMG_9685.JPG
Метки: , ,

kerl

Жизнь в джунглях

На фотографиях: дом, который построил Сай, мы приходили в него два раза на две ночи, в самых-самых джунглях на берегу горной речки он соорудил дом для своих туристов, вернее, четыре стоянки в разных местах, удалённые на 15 - 20 километров друг от друга. Дом требует только подстилания свежих банановых листьев и навешивания сетки на ночь от насекомых. Водка, поллитра 6 евро, очень дорого по местным расценкам. Да, голова не болела, выпили за два вечера на двоих. Рыба-баскетбол на закуску. Кипячение воды на чай утром. В тумане над Янцзы (шесть утра). Забитая крыса. Проверка сетей утром. Утренний улов, упакованный в шашлык. А потом с 11 утра до 4 дня жуткая жара, хотя зима. Было 35 градусов в тени, а от земли от "ковра" потолще, чем в тундре, так и вовсе поднимается воздух, разогретый до сорока градусов. Сай привычный, ходит в джинсах и с огромным рюкзаком и смеётся, я снял всё, кроме трусов, даже солнцезащитные очки снял, потому что с ними глаза заливало потом, они под очками не проветриваются, ходил босиком три дня по тропинкам, оказалось безопасно. Часто только нужно выжимать трусы, а то от них пар шёл, неприятно. И нет, никакого солнцезащитного крема - при такой жаре он действует удушливо, как полиэтиленовая плёнка.

12 фотографийСвернуть )
Метки:

kerl

Куры стали добрее

Что примечательно в Лаосе: различие пригородных деревень и деревень, расположенных в горах и недоступных и на мотоциклах. Вообще-то на карте все эти 48 народностей Лаоса живут очень плотно. Но это не так. Это только на карте между ними, например, 50 километров, между двумя деревнями. А вообще-то, при езде по горам, а это только по спирали, 50 км на карте превращаются во все 250 - 300 километров. А через джунгли дороги здесь пока редки. Так вот, если идти всё же через лес, джунгли, то деревни встречаются очень часто, и совсем разных народов, каждые полтора часа пути примерно одна деревня. Так вот, чем дальше в лес, тем нравы добрее, не только среди людей. Но, что меня зацепило, и среди домашних животных. Например, в пригородных деревнях народ кошек и народ кур воюют, народ собак и народ кошек, собак и кур - воюют. Да и сам народ кур какой-то, как и народ людей, более злой в пригороде (порода везде одна и та же была мной наблюдаема). Например, петух пригородный гоняет цыплят, долбит кур, ходит по двору с привилегированной частью гарема, дети его разбегаются перед процессией. И прочие пережитки гендерного прошлого живы у животных и у людей (хотя как раз в горных деревнях народ живёт так же, как и последние несколько тысяч лет). А петух деревенский, посмотрите на видео, лежит в пыли наслаждаясь жизнью в мире с курицами и в любви детей, которые его ощипывают, клюют и скачут по нему. Невиданное мной в пригородах Лаоса зрелище.


Метки: ,

hund

Кхму

Сай Фан, гид по северному национальному парку Лаоса, о котором я уже писал, оказалось, что он самый настоящий кхму - он из большого северного народа Лаоса кхму (каму). Он не заканчивает еду без клейкого риса, сваренного в пару в банановых листьях, говорит, что не наедается, если нет именно что клейкого риса, как мы, русские, без хлеба чувствуем, что как-то не наелись, и он постоянно имеет запас этих "запеканок". Но самое для меня существенное от кхму в нём - это его имя: корзина со свиным навозом, так оно переводится. В паспорте написано Фан ("зоркий дракон"), но в семье, с друзьями, на работе в школе и гидом он корзина свиного навоза. Впрочем, и друзья и коллеги и родственники, конечно, не лучше.

Замечательный обычай, если вдуматься. Во-первых, когда ты так называешь своего ребёнка, "мамкино говно" (сестра Сая) или корзиной свиного навоза вместо "зоркий дракон" и "речной соловей тихой воды" (в паспорте у сестры Сая) или там "Каспер ненаглядный сокол активист Войны от рождения" - это уничижение посредством имени - это обычай и с целью отвадить от своего ребёнка злых духов, сделать ребёнка, человека для них непривлекательным, как объяснил мне Корзина Свиного Говна. Это совсем иное, чем дать имя, отражающее достижения, цели, ожидания, доблести, ради, собственно, своей гордости, как то принято в Европе. У лаосцев я нахожу в этом давании имён более желание защитить ребёнка, а не выставить его от рождения активистом чёрт знает чего.

И вот откуда, думаю, любовь Сая к походам в джунгли: его детство прошло с его девяти лет сначала в таком как раз традиционном мальчиковом доме в лесу, когда кончалась школа, и полгода дети оставались свободными, так было целых два лета, а нужно пять - шесть раз такого пионерского лагеря для становления мужчиной, а потом родители загорелись идеей, что он должен учиться, и отдали его в буддистский монастырь на два года, где можно было повеситься от тоски и жестокости нравов. То есть, есть прерванное детство и побитая социализация. Которая потом выправилась, но лес остался в его жизни чем-то очень значимым. Эти его четыре дома для туристов, его гостей, затерянные по берегам рек в горах намеренно глубоко, только он знает их местонахождение. Он, образованный человек, закончивший институт на учителя средней школы, кидает на ночь рис в деревья и в воду и закапывает в землю - это даёт ему неподдельную смелость ночью с гарпуном и фонариком на голове нырять за рыбой в тёмную холодную бурную горную реку, где ночью оживают самые потрясающие твари вроде питонов, которые тоже любят покупаться, а потому Сай плавает с мачете всё же. И я никогда не видел человека в 32 года такого живого совсем как ребёнок, в городе он таким не был, пока мы не перевалили за первую гору. Он тогда весь первый день нашего похода издавал всякие звуки при помощи рук, листочков разных, палочек во рту, так, что даже с огромного мангового дерева упал небезопасный "лунный" медведь и побежал быстро от нас в лес, а не напал на нас, как они обычно делают, если их потревожить. Это не входило в мои запросы, он мог вообще меня молча водить по лесу, хоть кругами, но мы обошли все четыре его дома в джунглях и я узнал досконально о 26 растениях, как их едят, как готовят из них лекарства, как собирать смолу тигрового дерева для "тигрового бальзама", как сделать быстро лапшу из сердцевины одного дерева и так далее.

А сейчас мы приехали в город на границе с Таиландом, советский типовой курортный душный город, официанты виляют пухлыми жопами, народ пропивает в к а б а к е по зарплате за вечер, еда дорогая, убитая красным перцем, в туалете кого-то били, мелкие уже тёмно-коричневые брызги крови в одном белокафельном углу, туалет в подвале, нужно пройти лабиринт, мыла там нет, смыв так себе, город набит хорошим местным героином (здесь начинается, впрочем, не его хорошесть и лечебные свойства, а его ужас, криминализация, мифология жути и социального дня) и китайскими пенсионерами на горных велосипедах, только гор здесь нет никаких, они по улицам ездят кругами в снаряжении для горного байка.

Только Меконг здесь совсем красивый, широкий, набравший уже полную силу, уже не красный, как в центре Лаоса, а цивильно серо-стальной, совсем уже не домашний, а с открыток, в нём отражаются высокие дома с другого берега, на другом берегу Таиланд, его каменные набережные с дешёвой бетонной плиткой, огни отражаются свечами в воду, с того берега идёт смог, небо здесь над Меконгом тяжёлое, серое именно с той стороны: смог идёт приливами оттуда, а туда идёт героин.