April 30th, 2018

hund

По дорогам Германии

На прошлой неделе была отличная погода, в замке Вевельсбург, в Падеборне, куда я ездил повдохновляться мифологией, чем-нибудь крепко настоянным, куда-нибудь подальше от крепкой пивной и блевотной разгорячённой вони Берлина (то ли ещё будет завтра). А что ещё есть в Германии, осталось крепко настоянного, кроме её мифологии, кроме её прошлого, кроме её фантазий?

Вевельсбург - резиденция Гиммлера, огромный прохладный замок, от которого прохладно уже за пять километров когда к нему подходишь, и ветерок дул туда, к нему, он гулял в роскошных залах там, пел, выл там, а потом настоянный на всём этом, ещё более холодный, стекал из красивых окон в парк, давая прохладу в очень жаркие дни последних недель.



"Музей нацизма" там отличный, всем советую, сохранили и дух Гиммлера, бездарного эзотерика с большой фантазией и скучного унылого преступника совершенно без фантазии, а вообще в Вевельсбурге сохранили именно что мощную красоту его великолепных, с размахом, фантазий о величии и древности немецкого духа.

И эту шикардосную атмосферу напряжённого латентного гомосексуализма, эту безумящую витальность, когда человек уже забыл исток своей страсти, изничтожил его, стал импотентом, но она преследует его и после своей смерти в мёртвых, всё более монументальных и одновременно в изящных формах.

Там вовсю, в резиденции рейхсфюрера СС, мощный, монолитный ноющий, подтекающий в штаны декаданс сдержанной, подавленной страсти, когда жизнь переходит в истощение, в неистовость, в брутальность, в жестокость, в изощрённые формы фантазии, в садизм, а не в яркий живой секс и другие формы не репрессированного проявления. Это было сугубо мужское место, без единой женщины там, там была главная академия СС, там вывешены документы о том, что такое настоящий немецкий мужчина, вывешены в открытом доступе, но запрещено фотографировать, тиражировать, инструкции по отбору настоящих немецких мужчин в элиту мужчин - в СС. То есть, прочитать можно только там. Вот как заботятся в Германии о притягательности этого места, о его намоленности. Равно так же вывешены там рисунки Хуго Босса с голыми настоящими немецкими мужскими телами, наброски эсэсовской формы, переписка Гиммлера с Хуго Боссом о красоте немецкого здорового парня.



Музеи в Германии - это великая вещь, очень в Германии есть хорошие атмосферные музеи. Два года назад большими трудами, спиралями через две горы и три раза через границу в этом подъёме, я таки поднялся на машине в резиденцию Гитлера, очень атмосферно, тоже рекомендую, встаньте там на самой высоте, откуда городки внизу видятся как на картах аэрокосмической фотосъёмки, как неровные белёсые пятна плесени, как грибница, едва видимые, покрытые сверху голубой дымкой, или, те, что поближе, то как из детской железной дороги мельчайшей хорошей отделки, откройте все двери в машине, на всю громкость врубайте Вагнера и любую речь Гитлера, и Вас непременно торкнет и пониманием и восторгом - это что касается Берхтесгадена (по ссылке мои фотографии оттуда).


* В ютубе ошибаются, это речь не 1944 года, а начала 1940 года


Потом, увы, даже как-то закономерно, машина разбилась об бетон посередине автобана, чуть не вылетела вниз с автобана в пропасть, как раз когда я читал переписку о Гитлере моей любимицы Ингеборг Бахман с её английским парнем из оккупационных войск, она поносила Гитлера, каялась в том, что состояла в союзе Нацистских девушек, я заржал в голос, и сразу машину долбануло о бетон, закрутило потом на льду, и с невероятной силой, так что я потерял сознание от удара, отбросило на другой бетон, едва не выбросив машину с дороги вниз в пропасть между горами, а потом ещё раз ударило о бетонную стену посередине, так, что вылетело последнее стекло, отлетели колёса и машина загорелась.

Но я выжил, мой друг тоже, я выкарабкался, прокашлялся от дыма и стал сразу фоткать всю эту красоту: нашу разбитую в лепёшку красную Хонду на фоне голубых сумерек, огромных снежных красивых гор, идущий из неё дым и так далее, пока меня не оттащила от этой красоты прибывшая полиция (кричали, что машина может взорваться, но она не взорвалась). Вот так - ездить к деду и ржать над ним, покидая его любимую резиденцию.

А в Вевельсбурге чудес не было, там достаточно всё стерильно, без милых мелочей, как в резиденции Гитлера (открыточки, подарки, семейные фотографии, посуда, любимые пластинки, голос деда из каждого угла, приятно очень, совсем как человек он открывается, совсем с другой стороны, конечно, и начинаешь понимать органику его мыслей через его мелочи, быт, обиход с людьми, привычки, предметы, их отражающие, стиль жизни, понимается консистенция этого человека, слаженность его мыслей на телесном уровне, его страсть там предстаёт несуетно, как честный и цельный кристально чистый поток, родник), но да, в Вевельсбурге нет воздуха, нет родника, нет силы, там имитация, там обстановочка та ещё, мебеля все эти, но, конечно, класс - реконструкция реконструкции.

И реально, как все и отмечают, побывав там, там сильно и резко падает кровяное давление в главном зале, где вызывали духов, падает резко так же и температура тела (при моей нормальной 36,8 °C в Главном зале она упала до 35,2 °C), я брал с собой туда градусник и аппарат для измерения давления, заблаговременно купив эти приборы дома в Берлине ещё за две недели до моей поездки в Вевельсбург и проводя предварительные измерения с целью выяснить свою норму.

Как ни старались современные граждане Германии стерилизовать эти места, но, сл. б., не удалось. Хотя, конечно, зачищено всё максимально. Спасло эти места то, что все оригинальные предметы всё же там остались: отняты как когда-то наворованное у жителей близлежащих деревень, которые там мародёрствовали со дня как американцы разбомбили половину замка, и долго потом. И второе: вещи, реликвии, меч Зигфрида и и т.п. собраны там под вывеской музея нацизма и лозунга денацификации. Это отличный приём: так проходили во времена Гитлера выставки современного искусства под вывесками "Искусство деградантов", "Творчество шизофреников" и т.п..

Но что приятнее, это то, что я таки привёз оттуда в Берлин погоду: жаркое душное лето и ясные тихие украинские ночи, когда все устали от жары и нет сил шуметь, гулять, гудеть после такой жары, и у всех открыты окна, но все тихи, впуская себе в квартиры и в дома эту привезённую мной прохладу.
kerl

Мир рушится



Орднунг должен быть. Но с весной он нарушается всегда, стол становится всё теснее. На очереди высылка Мао и европейских философов. Изображение вроде как поддаётся увеличению, если на него кликнуть.
hund

Сегодня предгрозовая духота, плюс 32 и томление Маугли это весна, а завтра уже всего плюс 5



Весна-то пришла, но суровая какая-то. После январского скандала между семьёй двух парней с ребёнком и семьёй ортодоксальных исламистов, которые порют детей по субботам, после скандала потому, что парни часто не закрывали шторы, теперь, когда настала весна, да нет же, сразу лето, и надо бы открыть все шторы насовсем, когда все живут в жаре с открытыми окнами, эти двое, моё любимое телевидение и отдушина в этом доме, так ни разу и не раздёрнули штор и не подняли жалюзи, ни днём, ни ночью, и не выходят больше на балкон свой чудесный без одежды, не разводят там больше сад, а превратили его в какую-то советскую унылую лоджию-склад.



Предыстория, если интересно: 1) телевидение в окнах напротив; 2) скандал - хипстеры против матери в бурке.

И свежее, впрочем, ежедневное в берлинских интернетах: