June 9th, 2018

beijing mummi

Немецкая позитивистская душа - всё однозначить, всё обналичивать, всё доводить до конца

В Германии я часто наблюдаю несимметричность, раздувание чего-то, а не затухание. Например, вот человек фотографировал небо в кафе. В кафе действует запрет на фотографирование в кафе. Везде, во всех кафе, чтобы люди могли чувствовать себя расслабленно. Но человек фотографировал небо. Ситуация по букве закона наказуемая, но по сути его вовсе не наказуемая, и по сути накрышного кафе тоже, которое фотками этого неба над Берлином и живёт, и начинало ими, рекламой этих селфи пять лет назад. Да даже по букве если: внутри - это в помещении нельзя фотографировать или с территории кафе тоже нельзя делать снимки? Не суть, ладно.

Суть: зудели и пилили, читали нотации, требовали стереть любовно сделанные фотки. Мордобой русского посетителя-фотолюбителя с местными посетителями-доброхотами (немцы не понимают, что они заёбывают с нравоучениями, они их читают даже в форме вопросов, которые задают, когда их никто не ждёт, не просит, да сам их образ мыслей - это уже нравоучения, нотации, они ими думают, вот в чём дело-то, плюс немцы не умеют эмоционально реагировать, чем вызывают у меня, например, желание непременно дать им в бубен, постучать по нему, чтобы достучаться до небес, так сказать, до чувств... не знаю, что бы я делал, как бы здесь жил, не ходи я регулярно на курсы стрельбы из пистолета, где попадаю я особенно метко с любой позиции, с ноги, лёжа, с поворота и так далее, только если пиздячу по мишеням с человеческим силуэтом - и мне не нужны такие курсы, теряю к ним интерес, если я не в Германии живу). Дальше мордобой ещё раз уже с охранником, дальше полиция. Дальше, конечно, суд, штрафы, предписания, запрет на въезд и так далее целая эпопея.

А всего-то: небо над Берлином. Классика, высосанная из пальца. И так многое. Коса находит на камень здесь, по моим впечатлениям, по чтению газет, по наблюдениям, гораздо чаще, чем в России, например. И куда как чаще, чем в Китае, где вообще всё решается вась-васем. И здесь очень мало оттенков. Да или нет, чёрное или белое, за или против - здесь такая тупорылость это норма и доблесть.

Тяжёлые и душные здесь люди, и при этом же очень угловатые и со звонкой твёрдой поверхностью лбов и тела вообще, парадоксально звонкие как прямая фанерная доска при своей душности и тяжести, не люблю я их, и больше не пытаюсь полюбить с тех пор, как понял их.
beijing mummi

Перебивы ритма, значений, рифм, лёгкая сдвинутость как приём

Утром в турецком магазине в рядах с зеленью услышал прекрасное то, что часто слышу, но теперь, с открытием стихов Вагинова, идентифицирую точно: это и есть вагиновская фирменная расхлябанность, неточность, сдвиг в рифме, ритме, семантике. То, что я долго не мог назвать, но оно меня волновало, зажигало, веселило, а именно: забывание языка в эмиграции. А именно: бабулечка лет за восемьдесят выбирает зелень и говорит своей спутнице, немного моложе её самой: "Вот, зелену'шки купить хотела посвежее, вот утром и пришла. А эти зелепу'пки - это что, не знаешь?" (показывает на длинные стебли, похожие на лук, только тонкие, как нитки).

Нет, её спутница не знала. Зато я знаю: зеленушкой называют в России вовсе не огородную зелень и даже не гриб, а называют так неспелую землянику. А зелепупками называют незрелые мелкие яблоки. Так, по крайней мере, я слышал эти словоупотребления в Омске, в Красноярске. А так, как их употребила старая покупательница, их так совсем никак в голову не может прийти употребить носителю языка, да ещё так роскошно в логической увязке в рамках одной ситуации, кадра, предложения.

Бабушка их употребляет попросту по фонетическому созвучию, как музыкальный автомат она идёт от трека к треку, ступает с приостановками как сканер по странице словаря, так и она по рядам зелени и по словам, её обозначающим, перескакивает по развалинам своей памяти, употребляет слова по формальному сходству, совершенно уже не интересуясь их смыслом (я так подумал, что и название и назначение "зелепупок" её не интересует, здест живёт много бабушек, которые попросту проживают ещё кусочек молодости в том виде, что открывают каждый день для себя много нового, гуляя среди всяких зеленушек, зелепупок и т.п.).