June 21st, 2018

beijing mummi

Второй раз полюбленные книги

Горький, Твардовский, Гайдар, Брежнев, Шолохов, вся "Библиотека пионера", собрание сочинений Михалкова, собрание сочинений Маршака и т.п. - сейчас дома две длинных книжных полки с этим добром, ещё столько же по два раза в подвале, иногда меняю то, что в комнате, на то, что в подвале из советской классики, и читается оно отлично именно в Германии, через 12 лет отъезда из России оно совсем хорошо читается, органично. Потому что эта литература и писалась в оторванности от реальности, писалось идеальное, фантазийное, прекрасное, то есть, это повествовательность как она есть сама по себе, игра, литература.
beijing mummi

Унылая антисоветчина forever

Никакого репортажа о Москве в дни чемпионата газета Die Zeit не печатает, кроме описаний матчей в рубрике "Спорт". Зато регулярно гадит заметками о России. Например: на улице отец избивает трёхлетнего сына, но в соответствии с законом о домашнем насилии, принятом в прошлом году, ему за это ничего не грозит.


beijing mummi

Репортаж о походе в секс-клуб

Die Zeit, бывшая газетой свободолюбивой либеральной молодёжи пятидесятых, шестидесятых, немного и семидесятых годов, далее уже стариковской газетой, в последние лет пять старается снова помолодеть. Регулярно пишет про секс. Модное теперь направление везде - репортажи о посещении секс-клуба. Что немецкие, что русские статьи про эти походы - это выхолощенные, полные стыда и маразма тексты: мы стояли в сторонке, охреневшие от безобразия вокруг, было стыдно, но жгуче интересно, поехали домой и вот дома-то друг с другом оторвались. И всё больше о политике, о морали, о либерализме и так далее о таком, чего не ожидаешь от статьи про секс, но если читать русские или немецкие отчёты о походах в секс-клубы, то лишь эта чепуха и написана. У немцев ещё и с самолюбованием своим стыдом, и не только в этой ебнутой стариковской газете, а даже в журналах для геев. В последних всё очень откровенно в фотографиях, но тексты всё так же, как в ди цайт, убиты стыдом.


tualet

Под маской клоуна

Смотрели футбол сидели на улице, а никого кроме нас и не было, у нас на районе больше не любят футбол и пиво. На больших экранах в барах теперь передают йогу и советы по приготовлению шейков из овощей и фруктов, а не рок-н-ролл, порнуху и футбол. А маска моя любимая из Пекина противосмоговая, там я в ней по улице на Новый Год рассекал :) Да и так, чтобы поднимать окружающим настроение ходил, когда смог был. Раньше. В этом году нет уже там никакого смога. А у нас вот такое с футболом случилось с джентрификацией. Сидели пили пиво, тупили в большой экран, мимо нас пробежала стайка стариков, босыми ногами (окурки и битые бутылки в этом году тоже исчезли с улиц северного Нойкёльна) по асфальту и мостовой, потом двое молодых людей сваривали теннисный стол перед домом, я походил поснимал пустыри и вымершие бары, пустырей осталось вокруг дома всего два, а ещё шесть застроены за год всего оказались невероятно элитным и экологичным жильём, которое населили шведские, швейцарские, мальтийские, русские пенсы, очень богатые, сверхбогатые. Ни бельмеса по-немецки. Ну вот я искал искал в сумке большую карточку на побольше гигабайтов, чтобы уже видео снимать об ужасах джентрификации начать, и откопал в углу эту уже пыльную и позабытую с Нового Года из Пекина маску. Хоть что-то весёлое откопалось в этой смертной тоске оздоровления и заселения района лучшими людьми планеты. И в ней остался ещё воздух Пекина. Супротив неба над Берлином.



Collapse )

Но вообще же, ощущать себя дома я, конечно, перестал что-то сегодня вечером. Лучше в ту часть района, за домом прям она и начинается, не ходить, а раньше очень я гулять там любил, там были ебеня, поля, буераки, овраги... А этнография района - это отдельный интересный текст, как он за год изменился. Напр., появление людей, делающих толпами зарядку около домов по утрам. Не ну это вообще уже. Здесь раньше завтраки в кафе были обозначены с двух часов дня, а тут это вот теперь, коллективные зарядки как в Пекине. Или люди, часами играющие в бадминтон, в теннис или в сквош (игра такая, партнёром в которой человеку не человек, а стенка, вообще отпад и аутизм). Или новый летний модный берлинский стиль в джентрифицированных районах сейчас: шорты-бермуды с пальмами, или трусы-семейники с пальмами, пляжные шлёпки или на босу ногу, рубашка отпускника с парусниками и пальмами. Сейчас надо ещё отфотографировать милые сердцу пустоши с вереском и пустыри с бывшими блиндажами и следами свастики, пока всё это готовят к зачистке и отстройке следующей партии элитного жилья для очередного эшелона здоровых пенсионеров, решивших провести здоровую старость в развесёлом городе в молодёжно-модерновом районе Nord-Neukölln (Kreuzkölln).

Тридцатидвухлетний Дмитрий из Кёльна бойкотирует чемпионат

Бойкотирует Дмитрий его потому, что это шоу Путина, он видел его неприятно довольное лицо на трибунах по телевизору и вспомнил о Крыме, о Сирии и т.п.. А мир обрюзг в буржуазности, в сытости, раз никто в этот раз не вспомнил о добрых старых традициях бойкота спортивных состязаний, считает Дмитрий, пересказывая в статье свои демократичные споры в шаурмячной, где он ест денеры уже четырнадцать лет и обучает там политграмоте некоего Ахмета-простака, владельца этой шаурмячной - излюбленный мотив немецкой прессы эти пересказы разговоров с простаками.