June 26th, 2018

beijing mummi

Оттепель

Сериал "Оттепель" российского первого канала: сплошная пьянка, акцентированное постоянное расслабление, примирение, сериал как фоновая пьянка для зрителей, компания, чтобы выпить. И курят так, что топор вешать можно. Всё разрешается в употребление спиртного, закуривание папирос "Беломорканал" молодыми, "Казбек" теми, кто постарше, чуть что коснись, все хватаются за сигарету, а если что серьёзнее, то поскорее принимаются за алкоголь - тотальная анестезия и наркотизация с экрана. Нет, раньше такого не было. Что дальше будет, примерно ясно: сюжет упразднить ещё больше, просто пить, бухать в кадре с приговорками и прибаутками, вовлекая в это зрителей по другую сторону экрана. Лучший сценарий, по-моему, был бы именно таким - постоянно идущая на экране пьянка, к которой зрители могут подключаться, можно же как-то уже и интерактив сделать такой. Это возможно, этого всего лишь стесняются. А так сериал хороший, много живых моментов. И пьянка и сигареты там даже не как тема тотальности расслабления для современного зрителя, а как маркер напряжения (курят, то есть, в напряжённые моменты) - это лишнее, в этом сериале нет никакого напряжения, драмы, он очень декоративный, любуется мужчинами, женщинами, погодой, фактурами.
beijing mummi

Возврат к старой жене

А ренессанс разведённой пары - это наше российское только или это повсеместно в кино, в сериалах? В сериале "Оттепель" отмороженный суровой реальностью мужчина оттаивает в производственном процессе после выхода из тюрьмы и возвращается в семью. Кстати, очень трогательная эротизация, героизация этого мужчины: обиженный, молчаливый, эмоционально забитый человек раскрывается чувственно только в ситуации постели, секса с женщинами, болтается по женщинам как какой-то глазастый карапуз, пузан-сосун, они его наглаживают, нацеловывают, а он продолжает грустно многозначительно курить, но с доброй улыбкой уже. Я нигде больше не встречал так широко, многозначительно выписанной линии возврата в прошлую семью, в прошлое. Возврат празднуется как победа, свершение, а не как регрессия. И как исцеление (все остальные женщины у героя - это какая-то временная херня, испытания, промежуточное явление, а вот старая жена прям таки лекарство от всего, прильнуть к её груди если). Ещё, конечно, очень занимательна героизация мужчины-молчуна со сглаженной мимикой, его обеднённой эмоциональной жизнью, которого реанимирует только женщина-мать.