?

Log in

No account? Create an account
beijing mummi

Я хочу вместо я должен

Помимо того, что в отпуске всё время - это время здорового любопытства, реанимации принципа "я хочу", так ещё и пространство интересно и запоминается потому, что оно становится проще, счётным, делимым, контурным. То есть, если дома всегда возникает недискретный бардак, залежи говна, насыпи, кучи, наносы вещей, дюны, барханы всякой срани, идёт постоянная борьба за дискретность, делимость, уловимость, ясность, единичность вещей, и всё равно все они какой-то назойливый постоянно раздвигаемый ком, то в отпуске, особенно если каждый день сниматься с якоря и переезжать на новое место, в палатке или в новый домик, вещи счётные, плюс в домиках, которые снимаешь, их мало находится и изначально, и мало распаковываешь, достаёшь из машины или чемодана и заносишь в палатку или в домик. Вещи осмысленнее, таким образом, у них есть ясность, единичность, своё место, единственное место, и домик нужно оставить в том виде, в котором он был на момент вашего приезда - то есть, обостряется и память и внимание, нельзя запнуть книжку или еду просто под кровать, допустим, как дома. Нельзя сдвинуть или снять барахло со стен, всякие фотки пейзажей или стилизации под ебаное семейное прошлое владельцев гостиницы или столовой (и потому их, самую что ни на есть чушь фактически, запоминаешь), нельзя не помыть посуду перед отъездом и так далее. Пространство и время отпуска - это пр-во и время обострённого выбора, сознательности, это как в художественном тексте, где нет лишнего и не имеющего значения куска, детали. У всего есть своё место, чаще всего с конечным смыслом. Как и дорога, тоже, кстати, имеет только иллюзорный смысл бесконечности и якобы новизны, но на самом деле это прирученная бесконечность, предсказуемая новизна, галимый текст часто, написанный в толстом хорошем путеводителе с дорожной картой, и я очень люблю эти детальные немецкие путеводители, где описан каждый камушек на дороге и количество ступенек на горе и на какой из них нужно обернуться и в который час, чтобы увидеть то или это. Это такой праздник осмысленности и текста, жизнь как текст, торжество осмысленности, свободного обострённого в принципе "я хочу" внимания (в противоположность принципу обыденной жизни "я должен").

beijing mummi

Концлагерь в головах, а не в сортирах

В американских сериалах люди устремлены в будущее, что ли. То есть, макали друг друга головой в унитаз, отрезали уши, ненавидели друг друга, потом раз, и в следующем сезоне снова выгодны друг другу, дружат, всё забыли. Не то в европейских сериалах: конфликт в прошлом и он постоянно актуален, враги не помирятся, война до победы добра или зла - конвенциональность ослаблена, есть твёрдые принципы, разговаривать с говном ниже достоинства, достоинство определяется не наличной ситуацией, выгодой, а историей.

Подумалось на работе. За пять лет я провёл через концлагерь Заксенхаузен более двух тысяч человек. Два раза попались личности такие: одноклассник и однокурсница, и тот и другая совсем уже неопознаваемые объекты, если бы не их негативно выраженное внимание ко мне, я бы их и не заметил: они меня опознали, но не поздоровались, один явно это подчеркнул позой и мимикой, вторая запрокинула большое оладьеподобное лицо (так вспухло и запузырилось неровностями, жировиками и несколькими небритыми бородавками её точёное секси-бледное марлен-дитриховое личико за двадцать лет, эх, какая жесть, как всё же быстро, как оладья в раскалённом масле) к потолку в морге, изучая там красивые новые лампы сороковых годов ("берлинские") - с первым мы часто дрались, упрекали друг друга в одном предательстве. А относительно однокурсницы: я однажды громко публично высказался о её низком интеллекте и небритой страшно волосатой мохнатке.

И вот, теперь, когда мне всё это уже детство золотое и американский сериал, эти двое пришли в Место Памяти, узники моей памяти и совести, и, оказалось, до сих пор помнят, формулируют отношение ко мне на этом милом позапрошлогоднем снеге. Так и хотелось спросить, дописала ли она свою глупую курсовую о женских образах и как там её промежность, бритая ли теперь. Я отвёл всю её группу в крематорий, у нас его в это лето заново отстроили и открыли наконец-то, и там и бросил. Символично получилось. Пусть, подумалось мне, мучается в поисках выхода из застенков своей глупой памяти.



beijing mummi

Американская грусть (к фильмам Гаса Ван Сента)

Преступность, расизм, кровь рекой, мафия в американском и английском кино - это ровно тот же урбанистический огромной витальной силы декаданс противостояния бездушной машине (капитализма), прекрасная осенняя грусть фильмов Гаса Ван Сента и Ларри Кларка, то же, что и советский блатняк, шансон, сериалы про бандитов и ментов в России (противостояние бездушному государству, его мафии). Спитые, проданные, обворованные субурбии и городки - реальность Америки, её централизованной власти, ровно как и в России. Американцы очень похожи на русских, немцы тоже, но по-другому, декаданса у них нет.

beijing mummi

Тревожность и секс

В кинофильмах у политиков, что у женщин, что у мужчин, завидная потенция и либидо. Это только в кино так или это так на самом деле, стало интересно. По идее, там не стоит совсем никогда из-за тревожности, адреналина, плюс настоящая, суровая 24/7 аскеза власти, как показана высокая власть в кино, должна бы всё остальное вытравлять из жизни и головы. И если не по идее, а по жизненному опыту общения с политиками, у них перманентное повышенное либидо, потому что они не могут нормально и просто поебаться и совсем не могут кончить, по причине тревожного гормонального фона и от употребления антидепрессантов, плюс у них расхераченные в хлам эрогенные зоны, съехавшие с классических, с гениталий (тоже, думаю, по причине антидепрессантов, а то и простого алкоголя регулярного в малых дозах - сколько ни тереби хуй под прозаком, он не встанет), оттого их секс чаще всего это очень необычные сексуальные практики, не связанные с генитально-генитальным контактом. Напр., у мужчин-политиков, так как у них уже не хуй, а никчёмная импотентская висячка (или попросту разросшийся в длину по причине зверского либидо, но неспособности кончить клитор, как мне сказал один молодой депутат-импотент, стеснительно оправдывая свой хронический нестояк), у них в анальную зону эрогенность съезжает - их надо трахать и засовывать им руку по локоть, там ненасытная дыра, чёрная дыра по Стивену Хокингу, засасывающая всё. У женщин вообще аноргазмия и образуется снова девственная плева, их секс - неистовый петтинг по пьянке до умопомрачения, до бессознанки. Или вообще груминг: погладь по голове ласково - уснёт спокойно, отрубается в момент, и да, тогда им часто снится оргазм, секс. Всё очень грустно в реальности у политиков с сексом. А в кино вообще секс-гиганты какие-то. Может быть, это и верно: часто от страха, от тревоги люди начинают неистово ебаться или дрочат на рипите, чтобы эндорфинамии сбить трясучку и холодный пот страха (однако, либидо у них зверское потому, что разгоняется от общего напряжения и включается, чтобы перебить тревогу, и может быть, поэтому, а не только ради зрелищности, политики в кино трахаются чаще всего прямо на рабочем месте).