?

Log in

No account? Create an account
kerl

Отпускает

Когда возвращаюсь в Берлин после Пекина, остаётся здоровое чувство, установка к Берлину, вернее, не остаётся, а реанимируется: туризм, этнография, антропология, посмотреть со стороны, чувствовать себя не как дома (вне своей квартиры), а как в интересном городе-музее, населённом странными, пусть и неприятными людьми (немцы, берлинцы). С другой установкой там не очень. И для работы мне установка на туризм и каждый день новый, всё ах и всё новое - очень подходит, да и по жизни.

Быстро сбрасываю в Пекине два - три килограмма, вот буквально по килограмму двести граммов в сутки сейчас, и это не вода, хотя ем больше (здесь вкуснее), хожу меньше. Наверное, потому, что здесь нет тревожности. А там она появится, это точно. Не потому, что есть за что, а там она в атмосфере. Например, как приехал в понедельник, так до сих пор с удовольствием отмечаю, как здесь тихо, тихо, чисто, нет болтовни, сопровождающей любую мелочь в Берлине, начиная от бесконечных спасибо и здравствуйте рады вас видеть до бесконечных брошюр обо всём и шквальной политической пропаганды.

Вспомнил, как один из психотерапевтов (нужны были только в Берлине) там выдал мне разграфлённый дневник юного натуралиста, в одной графе которого стояло "Время, потраченное на непродуктивные разговоры", а в другой графе стояло "Время, потраченное на непродуктивные мысли". Я честно пытался заполнять две недели. Пока не вспомнил, что в детстве уже вёл такой дневник, по борьбе с дрочкой, сколько я планировал подрочить, сколько подрочил и чертил графики, как удалось уменьшить время, потраченное на дрочку.

И после выдачи мне этого дневника у меня в те две недели развился там жанр и непродуктивных мыслей и непродуктивных разговоров, например, когда мне звонили случайно с рекламой, я полюбил поиграть в Витгенштейна, приводя человека в крайнее замешательство непродуктивными разговорами: а какой Ваш номер покупателя, адрес, фамилие имя отчество, как зовут Вашу маму, где её похоронили, пользуется ли она этим модемом, если её ещё не похоронили, почему мы говорим о новом модеме, всегда о том, что хотите обсудить Вы, а давайте хоть иногда поговорим о том, что хочу обсудить я, а потом, окей, снова о том, как работает новый модем, итак, попробуем снова - как пахнут Ваши трусики? в каких трусах похоронили или будут хоронить Вашу маму? как это Вы не помните? как это, почему это важно? что, без трусов, что ли, закопали мать? Вы что там, совсем охуели, что ли?! странный вопрос, зачем мне это, я хочу знать, как будет работать модем, что за люди стоят за этим модемом, что Вами движет в этой работе по продаже модемов и названиванию незнакомым людям по утрам, у меня своя логика покупки модемов!......... и так далее.

Причём, ни я, ни этот психотерапевт, верх непрофессиональности, не замечали, что это агрессия по отношению к дурацкой оскорбительной рубрике "непродуктивные мысли". Эк сформулировано-то заёбисто было. Туда непременно что-то попадёт ведь при склонности к самокопанию, которая при депрессии ого-го какая. Причём, как жить дальше с разбуженной здоровой агрессией, то есть, витальностью, того четырнадцать терапевтов, которых я сменил за два года, сказать не могли.

Но самое интересное не это, не существование такого дневничка, такой рубрики-ловушки для тараканов. Вернее, их роддома. А то, что я вытеснял факт насилия над моими мыслями, факт оскорбления меня такими дневниками, рубриками, не понимал, что, например, эта странная витгенштейновская хуйня по телефону появилась как ответная агрессия на этот дневничок, и как агрессия вообще. Как здоровая агрессия. Увы, находящая непродуктивный, ага, выход.

И там все сами срут и блюют себе в рот и в голову и согласно это глотают. Я понял смысл пословицы "молчит как говна в рот набрал". Но это русская пословица. Немецкая такова: говорит, как говна поел. Говорят там для того, чтобы убедить себя и других, что во рту нет говна, что изо рта не воняет. Потому говорят там несравнимо больше, чем в Китае. И печатной продукции очень много, никем не читаемой притом. А говна, конечно, во рту нет, ха, его проглотили! Страна аутоговноедов. И, конечно же, не воняет изо рта: это как если и тот и другой собеседники оба ели чеснок, то между ними друг для друга чесноком не пахнет. Вот почему, выезжая зарубеж на отдых, немцы бегают друг от друга. Всё же устают, всё же люди, всё же понимают интуитивно, что они нездоровы и пора проветриться друг от друга.

Такие вот пока наблюдения восстанавливающейся после Германии психики. Очень радует, что в этом и в следующем году большую часть времени я буду не в Германии. С каждым годом это время стремительно увеличивается последние четыре года.

shatny_zhene

Типичный замес первой полосы немецкой прессы: скорбь и радость мы приносим людям

Не удержался, купил сегодня подешевле, по ангеботику, если вчерашние то в три раза дешевле, газетынек немецких, в бумажном варианте они гораздо полнее, чем в интернетном. Во Frankfurter Allgemeine и в ещё трёх из шести на первой полосе всякие шпионские штучки вроде париков и другой игривый киноинвентарь про шпионов. Это уже давно. Русские шпионы - это никогда не скучно. Единственное, что удручает: попытка соединить риторику спортивного матча со скорбью и моральной миной. Если рассказывают про матч, рассказывать надо без этих абы как подшитых моральных поучений, слишком уж приторно и нелепо получается, тормозит триллерно-футбольный драйв. Все шуточки и мемы про Петрова и Васечкина, всё, что мы наработали начиная с интервью героев у Симонян, доставлено к усладе немецких бюргеров.



beijing mummi

Монументальное толокно

Продолжаем мультики про то, что поэт в России больше чем поэт. Вот тут сравнивают Толоконникову по мощи с Гитлером, с милицией, с госинститутами, признают её равносильность Государству. Говорят, что она очень сильна и не отличается от госвласти своей мощью, удалью, влиянием. Чинила насилие милицанерам, куру ущемляла пиздой.



Это левые, такие милые русские левые. Типа с теорией о ненасилии. Но вот ясно, что этот человек скучает по насилию и терпеть не может свободных поступков, ему бельмом в глазу простейшее действо поцелуя милиционеров, его простое значение, раздражает поведение людей, готовых оплачивать свои поступки. Тотальный инфантилизм в комментариях там. Обычное садомазо тоски по насилию, неприятие витальности, хитровыебанно обставленное словами. Недаром все левые в России сидят на антидепрессантах плотно.

Ещё интересный симптом в этом тексте к теме деформации насилием: человек на различает границы себя и другого, это как социалистическая экспроприация частной собственности, это присваивание чужого акта, высказывания. Интерпретирует в хвост и в гриву, будто это было его выступление, выход, поступок. Эта странная стёртость границ между собой и другим, но и понятная в свете общей и индивидуальной травматизации.

tualet

Первая большая прогулка около дома в этот приезд

Обнаружил свежую парикмахерскую для европейских мужчин. Вернее, пошёл её поискать, не для европейцев специально, а полгода здесь не был почти, может быть, что-то открылось поближе к дому, чем известная мне парикмахерская на старой квартире за три километра от дома. Проснулось желание снова выглядеть, быть красивым. Засираюсь в Берлине страшно. Перестаю стричься, воняю. Да так там проще: очередь расступается везде, например, никто не лезет с советами, не открывает дверь (раздражает, когда придерживают дверь и ждут, пока ты дойдёшь до неё). Не стираю там одежду. Потому что поровну там вообще на окружающих, если не на работу идти, если не антисанитария на теле. Плюс там все воняют, увы. Я, что ли, подвизался им хорошо пахнуть, ага, щас. Да мне и нравится вонять в Германии. Это адекватно там стране, городу. А вот здесь проснулось желание, да, жить как-то попроще, кхм, что ли. Поразнообразнее. Стал видеть людей, мне здесь много людей нравится, есть друзья. Обратил внимание, что я не брит недели три, не стрижен месяца два, пока жил в Берлине. И так далее.

Здесь много чего стало именно для европейских мужчин. А для женщин вот то же и осталось, как и раньше, без обновлений подходит и то, что годится женщинам вообще, отдельно женского для европеек нет. Для мужчин-европейцев пока бросились в глаза два бара, с пометкой, что для мужчин (но не с пометкой, что для мужчин, любящих мужчин). И парикмахерская. Парикмахерская добротно унавожена символами европейской мужественности, как-то настоящая винтовка, чучело кабана, головы животных на стенах, турецкие брадобреи завезены, китайцы только подносят инструмент, всё колониальненько, продаётся настоящая кёльнская вода, о-дэ-колон, сундуки и ящики с кораблей китобоев из-под оружия, фотки элвисов пресли, битлз, путина, рейгана и так далее с ценниками под портретами, кому сделать их причёски если альфа-самцовые сразу чтобы, брызгалки в бутылках из-под виски, клиентам дают бурбон на входе и на выходе или кофе на выбор, кресла взяты из простого кинотеатра деревянные, но между ними сделано расстояние - каждый мужчина может свободно расставить ноги на всю ширину сидя в очереди. Выложены штабелями старые подшивки "Плейбоя", можно купить разные головные уборы, средства от облысения, зажигалки.

Атмосфера же, однако, вопреки всей этой усиленной трансляции мужественности, мне показалась шокирующе, нажористо педерастической, я не люблю такой мачо-настой в воздухе, да и в очереди сидели какие-то жирные ирландские рыжие переростки, по голосу судя дегенераты как много теперь в Европе, с ожирением, высоким голосом, ранним облысением, евнухоподобные вырожденцы типовые, играли друг с другом в онлайн-игру, вот они сидели ноги на всю ширину, плюс пара немецких задохликов смотрели перед собой молча в стену каждый с ногой на ногу, и никого больше. Но стриг один мастер, и очень медленно.

Прошёл два с половиной километра до той парикмахерской, которая мне два года уже нравится, там долго и волшебно стрижёт один китайский парень, его жена на кассе плюс моет головы и убирает, ребёнок шатается по двору, чего-то лепечет, строит второй год стену, дом.

Снова глотнул европейской ебанутости на символах, знаках, крикливости и вынырнул из этой блевотины, из этой парикмахерской новой для европейцев. Сижу в полумраке и свежей тишине без запахов парфюма и идиотского музла из шестидесятых, у этого парня-китайца, передо мной ещё всего двое.

А что делается в бывшем европейском хлебном (простой несладкий хлеб для европейцев в Пекине дефицит), это как-нибудь будет отдельный сказ. Маленький магазин-пекарня превратился в бар, и там же, где хлеб, там и курят сидят и пьют. Ищу новый хлебный поблизости. Европейцев серьёзно прибыло. Два бара колониального душка закрылись. Которые были всегда полны только европеоидами, ценителями виски и знатоками вин. Их закрыли районные власти, придрались, что у них витрины, а всем с прошлого года положено вернуть исторический облик на районе: дозволены только крохотные окна-форточки для света и воздуха у потолка, никаких витрин, раскраски, своей планировки в районе Шичахай, сердце Империи. Какие солод, америка, виски, сигары и т. п. Вернули чайный магазин. Краснознамённый. Магазин американской армии тоже закрыли, военторг, а второй, американских товаров, сам разорился - китайцы перестали наяривать на американские куртки, кино, еду, сигареты. А раньше в Пекине это было стиляжество, панк, протест, шик. В общем, ещё бы эту парикмахерскую убрали. Всё европейское быстро убирают, американское тоже. Мягкий приятный национализм в Пекине.
Метки: ,