?

Log in

No account? Create an account
kerl

Завтрак

Хорошо быть ранней пташкой. Всё видно. Поехали на выходные на юг страны прогуляться, попутно сделать репортаж об имитации красного чая, о борьбе тех, кто искони гноит чай в ямах до появления в чае неведомых науке галлюциногенов, с теми, кто его с добавками пару месяцев на свежем воздухе маринует. Остановились в мультикульти-отеле. В Китае это реально мульти-культи, а не как в Германии мультикультя меркелевская, где всё смешивается в серый комок неразличимости и депрессии и гибнет. Наш отель это здание с шестью уровнями и семью сторонами, на каждом выход в сад, все сады разные, у нас вот за окном кусок старой немецкой фахверк-деревеньки, старая яблоня, двор устлан паданцами, deutscher herbst, осень, стога сена на горизонте, во дворе до хайдеггеровской тропы много старых яблонь, гортензии, качели, немецкие книги и газеты на этаже, немецкая кухня, буфет. Это я хотел понаблюдать немцев в Китае, потому мы здесь. Команда поваров тоже немецкая, продукты тоже. И так предлагаются восемь культур в отеле, некоторые изолированы от других, как наше немецкое подворье, некоторые открыты, как американский кусочек городка даунтауна и автостоянкой для всего отеля, очень кстати и практически, и как картинка.

На завтрак я вышел не первый, там уже была молодая немецкая мать с ребёнком, она давила сок, а малышка сидела одна во главе длинного стола, уже накрытого посудой к завтраку. Сидела на высоком стуле, ела спагетти, вешала их на стул, на шею себе, на уши, учтиво предложила две спагеттины мне, когда я сел за стол напротив неё на другой конец стола, всё очаровательно молча. Я подошёл взял, благодарно кивнул, она продолжила аппетитно их есть, забыв обо мне. Пришла мать, пришлось знакомиться, говорить о малышке. Я пошёл давить себе сок тоже. Сокодавка с контейнером биоапельсинов только у немцев, как мне сказала молодая мать. Официант-старик подошёл ко мне, я стоял охуевал перед машиной сокодавкой от величия гения немецкой техники. Сок давить надо было вручную, крутить колесо, апельсины уходили в машину очередью, дальше жуть, гевалт, насилие, конец, и всё ведь видно. Старик сказал, что надо немного поработать, чтобы поесть, и хотел показать, что колесо надо крутить самому. Немцы такие немцы... Я хохотнул, громко сказав, что я слишком секси, чтобы работать в этой жизни. Молодая мать посмотрела на меня вспыхнувши, старик растерялся, двое из зала посмотрели с интересом и уважительно, оторвавшись от чтения меню, тоже немцы, молодая бизнес-пара, м и ж, будто я смело пошутил, так посмотрели. Ну да, дерзкая шутка была бы на территории Германии. Но оказалась дерзкой и вдали от фатерланда.

Пришла баба, типичная Меркель по возрасту и по комплекции, предынсультно красная, видно, из сауны с утра, лицо трудовой алкашки-менеджера, толстая, но не жирная. А такая, чтоб на ней как на тумбе земля держалась и вертелась, большой шкаф короче, огромные руки и грудь, "груди" даже сказать надо, великие, натруженно отвислые, уставшие сиськи мутти-кормилицы, и тоже ручки в виде пизды как и меркель держит у лобка, сделав знак широко гостеприимного влагалища из пальцев. Из ведра со льдом, когда все типа отвернулись, а она типа искала салфетки, она тяпнула две больших бутылки шампанского и ускоренно отвалила из столовой, громко топоча к себе в номер. Весело спиздила, как ей думается. Маленькое утреннее приключение, будет что вспомнить. Нравятся двери и стены мне здесь: всё лёгкое, но полная звукоизоляции. Ее задавленный смех и курильщицкий кашель и хриплый смех ее старого бойфренда однако были слышны в саду через открытое окно. Как и дым от табака, хотя курить в номерах запрещено.

Все основные немецкие газеты здесь, завтрак начинается в семь утра и кончается в час - отступление от правил фатерланда, ориентация скорее на Берлин, на мой нойкельн, где завтрак в кафе обозначен часто с двух до четырёх днём. Буду завтракать долго, думаю, так как здесь интересно и вкусно, а в два уже обед начнут.
Метки:

beijing mummi

Соляной заговор

Спровоцировал интригу, заговор в немецкой части отеля. Вчера за ужином макароны были немного солёнее, чем могли бы быть. Я сказал это на ушко старушке за столом рядом. Та сказала мне, что и соус солёный как-то. Сама она положила себе три с горкой чайных ложки сахара в кофе. Итак, соли она тоже не чувствовала, судя по сахару, так что лишь поддержала меня из немецкой любезности, немцы не умеют говорить нет плюс легко внушаемы. Я сказал для всех за столом, что кухня отличная, а вот повар у нас влюблён. Так говорят в Германии, если пища пересолена, но поговорку знают не многие. Да, многие кивнули, и за столом придирчиво обсудили соус, макароны, рыбу. В ходе постоянных разговоров о еде вообще.

Когда в конце ужина вышел шеф-повар спросить, как оно всё, вкусно ли елось, все, конечно, нахваливали еду и сердечно благодарили повара, официантов, как приятно на чужбине поесть настоящей родной кухни (повара и официанты привезены из фатерланда, теперь немцы едут работать в Китай, а не как раньше наоборот). Хвалили чуть более сердечно, чем могли бы. Да и повар чуть более стар, чем мог бы быть. Со свойственным мне биоцинизмом здорового человека я понял, что у него с возрастом притупились вкусовые рецепторы, как у наркоманов надо теперь повышать дозу веществ, и ему никто не говорит об этом почему-то, только шу-шу-шу.

Утром было совсем плохо. За завтраком почти все уже говорили, какое вчера было всё солёное на ужин, как они всю ночь пили воду и была изжога, столько соли, разве можно так. А по-моему, вчера всем следовало меньше бухать. Про соль с утра и головную боль говорили преимущественно те, кто вчера пил немало. Но интересно не это. Все опять шушукали про соль, не ели фрикадельки и омлет и другое горячее, но в конце завтрака снова благодарили в ответ на вопрос, всё ли было вкусно, в порядке, ничего не сказав про соль повару и официантам. Чтобы в этом удостовериться, я сходил к повару и сказал, что на корабле назревает бунт, что Вы, возможно, старый человек с притупившимися вкусовыми рецепторами, если я верно предполагаю, что старики типа наркоманов, им всего надо больше, но макароны были лишь чуть соленые, а соус вообще недосолен, но народ ропщет от скуки, надо что-то делать. Мужик, было видно, малость расстроился, ему никто не сказал ничего о соли, но сказал спасибо мне. В обед еда была едва посолена. Но от скуки слух о пересоленности ещё муссировался за столом, но до анонимки на сайт дело не дошло. А то бы меня мучила совесть.