October 26th, 2018

beijing mummi

(no subject)

Домой из Пекина везу шестьдесят четыре аудиокассеты, из которых один шанхайский старик хотел сделать то ли аудиокнигу, то ли слушать себя и писать книгу по аудиозаписям для своих внуков. Сам старик ещё мальчиком был эвакуирован со многими другими детьми в Шанхай из Берлина, семья русских евреев, потом южные города Китая, потом Пекин, потом снова Шанхай. Наговоренное им интересно уже сейчас, пока я говорил с его внуками и правнуками и прослушивал случайным образом кассеты, тем интересно, что совмещается линия маскулинной героики в режиме "Как я прожил мою жизнь - завет потомкам", как я понимаю, жанр популярный в шестидесятые - восьмидесятые годы в Китае и в СССР, и линия рассказов о непривычности жизни белого высокого роста человека в Китае до самых последних дней, хотя всё у него обошлось без репрессий, без "культурной революции", без Холокоста также. Рассказы на русском, "чтобы помнили деда" и "не забывали русский язык". Он подолгу жил и в СССР, человек заводской, не инженер, мастер, и у него по любовной линии лирика городского романса, блатняк советский вообще ресторанный, мама, я жулика люблю, мама, я за жулика пойду и такое всё. И ещё еврейская романтика, мама, прочные связи с роднёй, суровая фундаментальность размышлений. Но над всем то ли житийная, то ли советско-героическая линия "Как я прожил мою жизнь. Помните деда". Иногда дед берётся за гитару и надрывничает в стиле Высоцкого или романс исполняет в его же бархатно-героическом стиле медленно. Часто подбухивает по ходу записи, вообще полный фейсбук вечера пятницы наступает тогда по формату. Всё очень трепетно самобытно, собственного сочинения, всё кустарное, кособокое, повторы, стилизации, всё для воспитания внуков, не для красного словца, но сплошные, конечно, красные словца и приукрашивания своей жизни. Будет чем заняться до Нового года, а там снова в Пекин учить русскому языку.