January 21st, 2019

rhino

Вкус утончается

По приезду в Германию месяца через два, через три люди, не склонные есть всякую гниль и вонь, открывают для себя вонючие сыры и начинают их поедать, носить домой, искать.

Вонь от них адовая, холодильник, если оказалась приоткрыта крышечка герметичного контейнера с таким лакомством, нужно проветривать потом два дня и мыть, и всякий раз проветривать квартиру, как поел. Тем более неожиданно было развитие этого гнусного увлечения у китайского мальчика Жена.

Китайцы не признают сыр. Потому что продукт это явно испорченный, воняет даже и в лайтовых вариантах. Моцареллы и другие творожные, незрелые сыры они ещё едят, но что-то вроде голландского твёрдого сыра уже выше их понимания.

Я приучился с годами не вздрагивать от запаха голландского сыра, но мякотные соплесыры, слизистые вонючки, выскальзывающие из пальцев, уже понять не могу. А Жен стал приносить и есть это. Они аж розовые и синие, оттого что протухли.

Жен вообще нетипичный китаец. Да, он один в семье, как и все почти там, но на этом типичность и закончилась, по-моему. Он даже палочками есть не умеет, я его научил. Он считает палочки туристическим аттракционом вроде лаптей и самоваров с водкой, хохломой и матрёшками.

Ещё он освоил сегодня хамон. Мне конец, сегодня я не могу открывать холодильник без рвотных подскоков внутри, оттуда пахнет мертвечиной, моргом. Провёл с ним воспитательную беседу об извращенских вкусах Европы, о том, что она разлагается как хамон, о том, что закваски всех этих сыров это кариесные плевки древних сыроделов изначально, когда подсосёшь гноя с кровью и зубным налётом из абсцесса десны, из развалившегося зуба, да фарингитных соплей, харкотины этой суровой цветастой поднакопишь и плюнешь в чан, где уже мыли руки и ноги с грибками, а потом его ополоснули, но решили в нём поставить сыр или попросту по пьянке забыли молоко убрать в погреб.

Так возникли самые известные забористые сырные культуры Европы, из никогда не чищенной пасти средневековых мелких предпринимателей.

Жен очень впечатлился этим рассказом, в интернете об этом, конечно, помалкивают, ничего нет. Но лишь упаковал сыр и хамон получше, обмотав пластиковые коробочки туго пищевой плёнкой в несколько слоёв.
Jruesse aussem Kiez

Налёты поляков участились

Газель или грузовичок с польскими номерами в пять утра с приглушённым мотором и светом неподалёку от дома ничего хорошего в Берлине не означает: во внутренних дворах люди недосчитаются велосипедов, в подъездах исчезнут лампочки вместе с плафонами, дети останутся без колясок. Лампочки стали исчезать регулярно с ноября. Приятно было отметить, что вкручивали все два месяца лампы накаливания старого типа, яркие, большие (плафоны не успевают закупать или же они кончились, а до советских клеток на лампах здесь пока не додумались).

Как стало видно, не только я, но и домоуправление тогда, с переходом на газовые лампы, запаслось нормальным светом. Но теперь ничего не видно - снова нет ни плафонов, ни ламп уже неделю. Такого я ещё не видел за одиннадцать лет жизни в Германии.

Унылым барельефным тёткам под потолком с вечно опущенными в пол глазами, растрёпанными волосами и со стекающей по щеке слезой многим неопрятно, размашисто накрасили губы дешёвой алой помадой, теперь они выглядят как проститутки, дававшие фашистским оккупантам, повешенные у фонарей в назидание остальным жителям дома. Я не Шерлок Холмс, но накрасили губы тем тёткам, которые были около ламп. То есть, скорее всего, красил тот, кто скручивал.
Gorky

Немцев провели


https://ruposters.ru/news/21-01-2019/velikom-novgorode-gorodu-proveli

Вся страна становится театром своего прошлого, с каждым годом всё дурнее и нажористее играя в него. Культ СССР поразил меня в Москве прошлой весной, я там не был до того одиннадцать лет, но тогда реставрации ещё не заметил, как некуда было ступить от неё прошлой весной.

Жутью замогильной пахнуло от маршей мертвецов на палках, холодное серое медленно колышущееся море-кладбище портретов с могилок, неразличимый поток, в котором никто не видит ни друг друга, ни изображений предков на 9 Мая. Жутью равнодушной механической бессмыслицы и пластиком тянет от кино последних лет, где фантомы и бессмысленные куклы ходят вместо живых советских людей, писателей и деятелей.

А вот правда класс был бы - всем платить нефтяную ренту как зарплату в Поминальном театре, будет не так богато, как в Норвегии, так как населения у нас значительно больше, а не пять миллионов человек. У нас будет бедненько и сердито, бедно, но со вкусом, именно как в СССР и было. Всё станет осмысленно, духовно, как осмысленные и духовны всегда вещи, если их мало, а вся страна станет огромной мистерией, круглогодичной и круглосуточной инсталляцией "Служу Советскому Союзу", единым актом единого порыва союза правды и красоты.

Всех оформить на работу в этот театр на роли граждан этой страны, на 24/7/365, на стахановскую сразу ставку, то есть. Ввести экологичные авоськи, дефицит, пломбир, кефир в стеклотаре, бочки с квасом, автоматы с газводой и так далее реквизит.

Цеха, заводы под это дело восстановить, и раз, два, глядишь, и экономика бы зашевелилась и т.д. и т.п. жизнь наладилась бы потихонечку да помаленечку.