March 8th, 2019

hund

Приступы жрачки на сладкое излечимы

Смыть в унитаз, измельчая, четыре с половиной килограмма сладкой выпечки Германии, подаренной мне на Рождество, доставило мне истинное наслаждение. А многую эту выпечку я купил ещё и сам, чтобы дарить, слать подарки, но я так ленив, что никому ничего не подарил и не послал, и оно всё скопилось в доме, опасной бомбой. И теперь решил, что и не буду никому ничего из этого фонда дарить и слать, потому что считаю это говно вредным всё, и решил, что больше не хочу жить по лжи, буду жить безблядно, как думаю - так и себе, и людям. Сахарная жирнятина - эти бомбы это очень плохо, они вредны и вызывают аддикцию, а это омерзительное чувство, постоянно дёргающее потом, как один раз отведаешь говна.

Наслаждение свободой испытал я сегодня. Я не знал, что с ними делать. Их было ведь и больше. Иногда они расстраивали меня: приступами жрача на сладкое. И тогда я обжирался этой мерзкой жирно-сахарно-изюмной имбирно-коричной тяжёлой массой штолленов, каких-то хлебцев-хуебцев и так далее говном, заточенным немцами под червя в середине нас, от наличия коего червя вообще очень мерзко на душе, от того, что иногда к нему обращаешься за дозой эндорфинов, заталкивая в себя в качестве платы ему всякое говно вроде тяжеловесной немецкой рождественской выпечки. Вся немецкая культура ориентирована на этот стержень человека - на этого гадкого тупого червя. Все немецкие практики жизни - это о том, как хорошо срать, крепко, здоровой жопой, в здоровой жопе здоровый кал, как жить, вовремя кормя своего червя, задавая ему правильный корм, и побольше.

Сегодня, ощутив прилив желания нажраться сладким, я недолго мучился: всё рачительно, медленно, поучительно я изничтожал руками и кормил унитаз. Он аж заливался от восторга журчанием и рёвом смыва, поглощая немецкую рождественскую хорошо, по правилам, сочно отлежавшуюся выпечку.

Остались ещё два штоллена, самые дорогие и сертифицированные, оставил их на следующий сеанс лечения от приступов сладкой жрачки. Её и спровоцировало то, что я недавно поел сладкого пару раз. Обычно я этого не делаю. Это как курить: потом снова хочется, если покуришь. Тело-то у нас тупое, допотопное. Со следующими штолленами думаю снять видео смешивания этой сладкой жирнятины мучной с говном и ссаками, отошлю в комбинат штолленов в Дрездене.

Доставать из красивых железных рельефных коробок, все эти бумажечки разворачивать, пропитки видеть, крошки звёздочки цукатов, апельсинов отряхать светящиеся обратно, чтобы ничего не обронить, и насрать крупным планом сверху, хорошими крепкими здоровых форм после немецкой жрачки отформованными крупными колбасами говна на них сверху.

И потом расхлестать всю плоть этих тяжёлых сладких масляных хлебов и самобытных своих говноколбас по унитазу крепкой уверенной струей мочи, сшибая слой сахарной пудры, расшибая цукаты, вымывая орехи и выбивая изюм. И месить там, в унитазе, потом сразу руками с говном. Надо ещё не забыть рвать эти сертификаты, печати, грызть их и плевать их разгрызая туда, рвать с обёрток зубами на ходу этот знатный сургуч печатей подлинности этой параши всей и туда вмешивать, вмешивать в середину этого теста в унитазе.
hund

Почему скапливаются подарки

А отдельная ложь всех этих штолленов, и как они у меня скопились: это лицемерие. Нормальное немецкое лицемерие, когда делают ненужные подарки. Когда людям отбили желание говорить правду, привычку просто сказать да или нет. Да кто ест эти калорийные бомбы, это тяжеловесное говно из масла, муки, орехов, изюма и сахара? Я имею ввиду, в таких количествах. Нет же, дарят и дарят друг другу. И уже сам не говоришь "нет". И сам в общем угаре накупишь их, чтобы дарить другим и смотришь потом, как они у тебя остались (так я никому ни одного вовремя и не подарил, раздариваю уже в марте и да, топлю в унитазе, как написал в предыдущей записи, описав приступ сладкожрача) - потому что дарить эти говномесные сахаробомбы рука не подымалась. Но накупил. И напринимал, разучившись в Германии говорить "нет". Алкоголь ещё так дарят, и потом не знаешь, куда его девать (передаривать алкоголь не люблю, так как считаю синьку вредной, но смог всем сказать, что битте битте никогда не дарите плиз и не приносите этот соблазнительный говнонаркотик ко мне даже близко). А всё почему, эти батареи хуйни, ненужных вещей в Германии у всех дома, эти подарки ненужные? Вот отсюда, что люди не говорят друг с другом здесь открыто.