May 1st, 2019

kerl

Первое мая в Пекине, первые впечатления

1, 2, 3 мая в Китае всегда выходные дни по поводу Дня Труда, плюс на этой неделе сразу следом два обычных выходных, и так оно и вышло, что в Пекин прибывают с утра люди семьями и в гостиницах нет мест, они ходят от одной к другой по нескольку человек. Кстати, город, несмотря на с утра всё прибывающих и прибывающих людей, всё равно, вот уже к обеду, остается просторным и свежим.

Демонстрации никакой не будет, и правильно, оставим этот детский сад инфантильному Берлину с потешными боями с полицией и т.п.. Пусть, пусть засрут как следует город хорошенько как всегда эту мрачную яму на пару недель вперёд и прокурят травищей до тошноты, зальют его свободными ссаками, пивом и блевотой, засыпят объедками и битыми бутылками - пусть покажут свою свободу, вольницу, протест (у нас теперь школьники имеют право протестовать против парникового эффекта, если днями и неделями пропадают на митингах в защиту от выбросов углекислого газа вместо посещения уроков).

Впрочем, Берлин давно уже всегда такой красивый и свободный в своей нищей постыдной зассатости, и без праздника. И впечатление, что это там 26.000.000 человек и они все постоянно на улице там, а вот здесь где все?

Но сегодня здесь интереснее, люди со всей страны потому что. Господи, как же я рад видеть, что улицы чистые (всегда), после Берлина впервые удалось только вчера расслабиться, чтобы не бояться наступить в постоянное собачье говно, в харчки, окурки, не запнуться о панков, алкашей, цыган, нищих, увечных и так далее.

Я думал, что сегодня будет свинарник, я впервые на Первое Мая в Пекине, и мне говорили в Берлине и в Москве, что китайцы, что с Пекина, но особенно с глубинок, что они свиньи, что они харкают на пол, объедки кидают тоже просто вниз под ноги, как поедят на улице. Но это всего лишь миф типа как "а немцы пердят прилюдно".

А более всего приятно, что здесь мужчины выглядят как мужчины, женщины как женщины. Нет, например, этого, наиболее частого там, смазливого костлявого берлинского типа мужчин, этих небритых очкариков с нездорово горящими глазами и с позорными жидкими от алкоголизма, веганства и постоянного недоёба и плохой еды на пособии бородёнками, нет этого типа мужчин, измождённых духовными практиками и с вихлявыми жопами, мужчин похожих на женщин, или мужчин, которые втупую гипертрофированно подчеркивают, что они мужчины, - нет этих мужчин, раскормленных фитнесом и бездельем до косой сажени в плечах (кстати, именно они там и есть самые что ни на есть женщины, у них от постоянного фитнеса и спортивного питания не стоит вообще, потому как раз такой тип мужчин там - это почти всегда, за редкими исключениями, пассивные гомосексуалисты).

Здесь вообще нет гипертрофированного внимания к вопросам пола и нет постоянного расчесывания половых тем. А свобода пола и всех ориентаций есть. Но нет постоянного желания теребить свои половые признаки и темы. Я думаю, в Европе постоянно говорят про секс ровно так, как постоянно дрочат обитатели психушек - от психических сбоев, от тревожности, от безделья.

Нет здесь и тошнотворных, привычных в Берлине раскачанных женщин формата бульдог или формата мальчик Гаврош или, что чаще, попросту женщин формата Швондер, то есть, женщин с массивными, да и не с массивными, следами вырождения. И нет этой безвкусной постоянной транс-типа-свободы, то есть, постоянного вычурного выпячиваемого смещения всего и вся - нет натужного занятия разрушением стереотипов на своей бедной тушке.

И ещё, здесь натужности нет. В Азии вообще с натужностью туго. А вот в Европе темы дисциплины, принуждения и т.п. - это всегда, и это важнейшие темы Европы.

Люди как люди. Спокойные. Вот что всего очаровательнее на улице здесь: люди спокойные. Нет этого бешеного потребления в виде доведения себя до вида бучихи или гавроша или трансухи или интеллектуала и т.п. и всех этих штампов постоянной вычурной непростоты-типа-простоты как в Берлине, якобы городе борцов с потреблением и капитализмом.

Нет в Пекине и московской сурьёзной насупоненности, пришибленности в спешном, чем-то озабоченном беге куда-то, часто как ошпаренные тараканы там люди или бегут или очень серьёзно идут куда-то очень вперёд, "прут как танки", не видя друг друга и толкаясь, или уже сумрачно отдыхают после дурных забегов, провалившись в свои лица, и все такие там деловые, что начинаешь похохатывать дебильными неудержимыми всполохами, прыскать смехом на второй день в метро и на улицах, видя, как все серьёзны.

Здесь нет сутулых людей. Это самое-самое, что мне постоянно бросается в глаза, привлекает мои мысли. Старики только иногда, но то и не сутулость, а уже возрастные болезни, в гроб растут люди.
Gorky

Тополя

В городе, хотя и мало, но сохранились, как и хрущёвки и брежневки со времени дружбы с Советским Союзом, тополя. Те, до которых ещё не дошли руки, спрятались которые от выкорчёвывания следов застойного прошлого. Особенно много по загородным дорогам старым. У тополей длинные крепкие корни, они укрепляют почву. Предложение в стилистике букваря из времени Союза и тополей там повсюду.

От тополей мне нехорошо, от их пуха, сильная аллергия. Сильное от этого, напрямую и жёстко через тело и давно забытую физиологию, забытую, как и тополя, погружение в детство, юность, жизнь в России.

Ощущение полного застоя из города Омска, платоновского города в середине жаркой степи, где я прожил десять лет. Жара там была истинно центрально континентальная, то есть, сухая, долгая, звенящая безумным, ебанутым во всю голову без единого облака, идиотически раскалённым, голубым, даже не голубым, а чаще всего белым, выбеленным от солнца небом, и ещё этот звон пустоты и платоновской бессмысленности дополнялся повсеместным стрекотанием кузнечиков повсюду, я глох от этого, от тишины неба, города, звона жары и кузнечиков и от того, что там всегда было нечего делать.

Неделями, месяцами порой, летящий медленно в галлюцинаторной невесомости пух, не прибиваемый ни дождинкой в ожидании грозы, ведь духота там была всегда многообещающе (инсульт) предгрозовая. Ну окей, не грозы уж, ну хотя бы уж дождика. Но нет. И так изо дня в день. Тополиный пух катался часто огромными белыми шарами по аппендиксам улиц, около домов, пинаемый ветром, или плотными вихрями кружился по городу.

И равномерно текущие сопли, горящие глаза, иногда их надо раздирать, расчёсывая, а потом опять можно расслабиться, до следующего приступа. А тогда не было хороших противоаллергических средств плюс экология Омска после перестройки отменно бомбила иммунную систему, и аллергии были тотальны потому.

Нет, сейчас не так. Это воспоминание. И я стал здоровье многократно, и тополиный пух я сегодня лишь увидел, проезжая к аэропорту, ряды, километры тополей на одном участке параллельно автобану и километры рядом с ними же высаженных к недавнему саммиту здесь петуний и других советских цветов. Я сразу и надел маску. Но глаза успели опухнуть на полчаса и нос успел протечь. Только напоминание, но как резко и сильно.

Везде вместо рекламы на щиты по дороге в аэропорт наклеили, видимо, для высоких гостей, чтоб не прерывать диалог лидеров, эту совершенно неприлично запитую хряпу Си Цзинь Пиня и его цитаты из речи на саммите. Эту совершенно брежневскую хряпу наклеили равномерно, в режиме чтения, давая время на осмысление между цитатами и на внутренний диалог с ним на сорок минут пути. Вместе с тополями, с петуньями, красными флагами, потёкшим носом и глазами погружение атас! Полное!

Кстати, в городе умильно, умильно как о попивании в СССР, о попивании правящих лиц (видимо, питие правителей успокаивает так, как успокаивает добренький пьяненький отец, который очень милый и не опасный, когда в меру пьяненький), говорят, что Си Цзинь Пинь пьёт каждый день, но самый дорогой алкоголь с одной деревни с юга Китая, со вкусом соевого соуса который и запахом прелых листьев. Но журналисты говорят, что от него никогда не пахнет. Но что именно в дни саммитов и праздников его лицо совсем опухает и улыбка становится неприлично масляно добродушной, это да, это факт, признают все.
shatny_zhene

Рыбалка будет, рыба будет

Купил удочку-спиннинг. Оказывается, ещё одно приятное нововведение с марта, жителям домов на берегах Императорского канала можно ловить рыбу в канале. Бесплатно. С берега. Не надо, как в Германии, платить немалые деньги за каждый выловленный килограмм, не надо учиться на ловлю удочкой ходить в школу (в Германии сплошные школы, курсы и специалисты по каждому чиху), не надо сдавать экзамены, покупать особый молоток для глушения рыбы по голове.

Да и правда, с ума уже сошли в этой Германии, люди миллионы лет ловили рыбу удочкой без экзаменов. А я всё детство в Игарке и на удочку, и сетью и на динамит (глушит гуманнее, гарантированное, чем специальный немецкий молоток, вручаемый рыбалку после успешной сдачи экзамена по рыболовству) рыбу ловил.



Пошёл ловить рыбу, но она днём сонная и перекормленная сегодня туристами. Но она большая. И её много! Стада, стаи лениво бродят по не глубокому этому каналу. Многие старики из дома и молодые люди и днём стоят ловят, сидят, закинув удочки. Но это больше для медитации. Поторчать на канале. А я загорелся прям с уловом по утрам приходить, конечно.

Ещё старики стали говорить, что нашу девятиэтажку уже года через три снесут. Её все действительно фоткают, особенно это сегодня заметно, когда в городе море гостей, фоткают откровенно ухахатываясь, как курьёз какой-то. А по мне так она достопримечательность. Она единственная среди этого векового хутунного моря, стоит гордо, фаллично, несгибаемо. Да это вообще это же памятник архитектуры. Своего рода.