May 2nd, 2019

beijing mummi

Инфантилизация населения прогрессирует разительно

Первомай как День Труда и Весны, как три выходных дня всегда в Китае (плюс в этом году следом два выходных обычных) или один, два в других странах - это успешный акт полного присвоения, кастрации этого дня, звучит это "День Труда и Весны" ровно как "Министерство Любви и Правды" (подразумевается КГБ). Ходим по улицам с мужем берём интервью об этом дне.

День этот совсем не день-праздник, не демонстраций за мир, а это день выдвижения жёстких требований от профсоюзов? Нет, не слышали.

День стачек и узаконенного со временем, так как он неизбежен, гражданского протеста? Нет, это было очень давно и теперь не актуально, это день весны, весны и любви.

В эти дни сейчас во всём мире рабочие продолжают выходить на улицы, дозволено и недозволенно, с требованиями об улучшении условий труда, вы знаете, в каких странах? Нет, это уже пережиток прошлого в нашей стране, не актуально, мы празднуем, а не протестуем.

Четвёртое мая 1919 года - истинный Первомай Китая - массовое антиколониальное выступление, и потом в этот день регулярно проходили выступления народа, его лидеров, о создании своей письменности и так далее потом всегда 4 мая - что можно ещё назвать в этом ряду, что происходило 4 мая в вашей стране? Нет, не знаем.

Весна, труд, миру май, жвачка, солнце, любовь. И пух, прибывающий в городе тополиный пух, в тридцатиградусной жаре сегодня и в безветрии этот его медленный, всё проницающий полёт с прибыванием пуховой массы, так, будто это замедленное шизофренически нейтрино, пронизающее весь мир, стало видимо, вдруг вылезло наружу, раздувшись.

Тополиные пушины как бозоны Хиггса летят сквозь всё более замедляющееся время, только отвечают они не за приращение массы, а теперь наоборот: поле Хиггса слабеет, и масса убывает, она выпадает в осадок пространства-времени пухом - происходит истончение реальности посредством ускорения инфантилизма в полную пуховую пустоту, разменивая вещи и смысл в пух, будто это сам бред о весне и труде и миру-мир летит и лезет в горло через маску, я постоянно на улице теперь в маске, со спреями, с таблетками, но всё равно кровь из носу часто, чихание по часу кряду, спать могу только умаявшись от мучений, забыться на пару часов, но это не сон ведь, хотя дома кондиционеры, фильтры, увлажнители воздуха и другие машины весны, труда, мая.



И вот этот умиротворённый бред и трындос от людей, которых держат всё же на подножном корму, и всегда нужно бить и требовать своё в этом мире, - этот довольный инфантилизм, люди ходят очень, очень многие с мигающими заячьими ушками на голове круглосуточно, с надписями про май, кроликов и любовь, это отлично сочетается с этим застывшим в воздухе пухом, воздух будто накачан инфантильным бредом про весну, труд, мир, май и этим мерзким пухом.

Так не во всём городе, в плане пуха, что радует, а так только в исторических районах вблизи площади Тяньаньмэнь, которая, ага, бггггг, тоже про тишь да гладь - площадь Небесного Спокойствия Только Спокойствия.
kerl

Плоды Первомая

Так вот ты какой, Первомай. Полчаса обхода полок, полчаса танцев с зеркалами наконец-то в больших примерочных, с ровными наконец-то и огромными зеркалами и с возможностью отойти от зеркала на три и на пять метров, и без очередей, и без духоты, и всего сто десять евро, и вот, шестнадцать единиц летнего гардероба от носков, трусов до ветровки, плюс отличные кожаные снова на годы сандалии за тридцать евро, всё лучших американских марок, которые в Германии я не мог бы себе никогда позволить, качество вау, давно таких вещей в руках не держал, и никакой возни со скидками и купонами, так неистово свинячьи любимой в Германии, до перевода бумаги тысячами тонн ежедневно в никуда под сладкие, там же, на пару страниц к купонам, рассуждения на этой же бумаге о лесе, парниковом эффекте и углекислом газе, возни с читкой, блядь, в Германии жизнь проходит в постоянном чтении всякого крючкотворства и текстов про то, как правильно жить, и с иллюзорной экономией по паре евро, по десять, по вообще по сто и так далее, так утомительно, постоянно, так однообразно безыскусно бессмысленно десятками лет всегда и отовсюду долбящей в каждом магазе в Германии... Кстати, в молле в Пекине звучит негромкая спокойная музыка и никогда никаких объявлений о распродажах, скидках, отпробываниях и так далее, и минимум рекламы (только редкие и не на пути висящие неброские плакаты).

Итак, сегодня час всего, плюс полчаса на метро до магазина и обратно, и всё в одном магазине, и в нём в пределах двух залов, так как я ненавижу выбирать одежду и тратить на это время, и эти совсем небольшие деньги - и всё: виза и билеты в Пекин и обратно окупились, и даже немного больше.

И вот это тоже истинно Первомай: капиталисты, желавшие мне эту простую приятную обычную одежду в Берлине продавать в пять раз дороже, а в Москве и в десять и в двадцать раз дороже, остались с носом. И простые, а вовсе никакие не богачи, китайцы, одеваются здесь же, что тоже приятно, и мы едем потом в метро в один район на одной линии, иногда улыбаясь друг другу.