May 3rd, 2019

Gorky

Гори гори ясно

В итальянском баре Nina (место китайско-европейской дружбы) услышал дельное о Нотр-даме от одного китайца. Начну чуть издалека: когда я услышал, что Нотр-дам горит, я узнал это по телефону, я моментально и неожиданно для себя, не дослушав до конца, не узнав, оно совсем сгорело или только чуток занялось ещё, я в тот вечер заржал совсем упорото и дебильно в голос, ибо что ещё более логичного может произойти с подобной хуйнёй, чем взять и выгореть как пустышка, как эти исхоженные и засмотренные до пустоты памятники с открыток, эти намоленные лицемерием до состояния невидимого даже в упор говна все эти нотр-дамы, представить сложно. Да ещё так вовремя, так к месту! Это лежало на поверхности! Гениально! Бинго!! Вот я и возоржал в то мгновение, не дослушав своего собеседника (композитор В. В.) в тот вечер.



Гореть и тем вызывать сопли и священные сучьи слёзы до состояния единения наций в минуту смут, гореть красиво и величественно, отшибая мозги и память о проблемах - суть этих симуляций, нотр-дамов. За пару дней собрать миллиард? Чтоб упороться лучшими чувствами? Да запросто. Когда проблем выше крыши, которая сгорела, и миллиард потратить бы на их решение, но хуюшки, только угорание упоротое по поводу Нотр-Дама вызывает движение. Тупое. На миллиард сразу, как ничто другое, реальное, а не дерево ебаное, крыша!!

А, так вот. В баре сегодня один образованный интеллигентный китаец мне сказал, что у вас там Нотр-Дам сгорел - так это вам за то, что французы сожгли огромный красивейший старый летний дворец в Пекине. И ещё ответочка будет, сказал он, ведь бог не тимошка видит немножко, прилетит пока вы носитесь со своим хламом, его отстраивая, когда Париж это уже город-помойка, и на миллиард можно много чего сделать вместо сгоревшей крыши.



Кстати, да, китайцы так до сих пор и не восстановили старый летний дворец. Хотя уж денег здесь море, казалось бы. И его понемногу восстанавливают. Понемногу. А он китайцам памятнее любого храма и многих, многих зданий. Он был огромной прекрасной долиной до горизонта и дальше, полной красот, лучших храмов, деревьев, строений, там нотр-дамов было и по стоимости и по значению далеко за десяток штук.

И ещё, у китайцев и нет особой, сверхценной идеи восстанавить свой летний дворец. Им нравится сам процесс, да и он уже перифериен. Что сгорело, то сгорело, они вообще много потеряли культурных ценностей, они лежат в Тайване, после разграбления страны и вывоза всех реликвий, святынь и т.п. в прошлом веке, но и их Китай уже раздумал возвращать.
Gorky

Одно природное явление, иногда проявляющееся в большом городе

Замечательный опыт в эти людные дни в Пекине, часто повторяющийся, это опыт внезапного движения в огромной толпе. Это вот как: на одной стороне дороги шириной в шесть или в восемь полос у светофора на пешеходном переходе стоят и ждут зелёного света человек пятьдесят, сто, сто пятьдесят.

Светофор работает отлично, показывает секунды до смены сигнала. И вдруг кому-то надоедает (?) стоять, и он трогается вперёд. И уже сразу, он и полметра не был одинок, не оторвался нисколько, может быть, а только даже всего лишь захотел пойти и, может быть, лишь качнулся вперёд, или даже всего лишь как-то изменил напряжение своего тела, но все, все стоявшие пятьдесят, сто или сто пятьдесят человек, не смотря на цвет сигнала на светофоре и на быстро движущийся транспорт, идут вперёд, то ли вместе с ним и за ним, то ли он вместе со всеми.

Транспорт медленно останавливается, пропуская большую порцию людей. Светофоры снова стали не нужны. Все и так здесь предельно аккуратны на дорогах, хотя со стороны это хаосом кажется поначалу. Четыре года назад я такое везде, постоянно в Пекине наблюдал, ненужность светофоров, пока сам не втянулся в увлекательное и автоматическое нутряное чутьё и движение без светофоров, когда спокойно идёшь, не останавливаясь, в перекрёсток из пяти или даже восьми дорог, в гущу-площадь из, на первый взгляд, хаотично и безнадёжно на ней вставших, встретившихся автобусов, грузовиков, пешеходов, велосипедистов, легковушек, мотоциклистов и т.п., и видишь, уже сам внутри одного из потока в этой гуще потоков, что оно всё живо и очень аккуратно лавируя идёт потоками друг сквозь друга как огромные стаи рыб, не смешиваясь друг с другом и не раня друг друга, и порядок есть, строг, отчётливо различим, и это не хаос, не столпотворение, а живая неперепутанная материя.

А потом стали соблюдать светофоры год от года всё больше. Теперь моменты "движения рыбной стаи", der Schwarm, роевая жизнь, нутряная, когда ты лишь клеточка коллектива во всей телесной вовлечённости и непосредственности, такое можно теперь в Пекине пережить нечасто, совсем нечасто, а только вот по большим праздникам с долгими каникулами, как на этот Первомай, когда Пекин наполняется гостями города со всей страны.
kerl

Как спастись от парникового эффекта

Ходили в кино. Есть кинотеатры-синеплексы с фильмами про кунг-фу и есть арт-деко кинотеатры Пекин-золотых-двадцатых и типа того, тоже большие, все под декадансную строгую буржуйскую старину в стилистике Вонга Кар-Вая и новоделанные и восстановленные. Идут фильмы типа "Титаник" и прочий западный ширпотреб. И много мелких кинозалов, где всякое говно пронафталиненное (но проетое молью) идёт европейское (больше) и местное типа артхауса идёт, а в общем на рипите Тарковский, Бергман, ну и такое всё некондишн второй свежести буэ.

Интересно не это. Интересен журнал перед фильмом. Сегодня ходили в большой восстановленный ещё со времён просветительницы императрицы Цыси арт-деко кинотеатр как раз на фильм Кар-Вая про двух счастливых педиков и их бурные истерические вымученно европейские страсти-мордасти в их паре. Это я уже видел давно. Интересен не этот наконец-то здесь дозволенный зевотный однообразный капиталистический декаданс, а интересен местный свежий киножурнал, типа "Фитиля" в СССР, показываемый перед фильмом.

Если европейские ебанашки стараются сократить парниковый эффект тем, что перестают летать самолётами или переплачивают за экологически ответственный полёт по пятьдесят евро, а также живут впотьмах и в холоде дома, а также не едят мяса, то пекинское модные ебанашки пошли много дальше: они едят тараканов и жертвуют деньги на тараканьи фермы.

Тараканы лучше коров, сытнее, их белок полезнее белка коров и свиней и птиц, тараканы не пердят и тем самым не увеличивают парниковый эффект, тараканы едят мусор, а дают чистый белок и лекарства, тараканы умирают без боли, тараканы греют теплицы, копошась под ними, и тем самым теплом своего копошения поощряют веганство.

И это всё пятнадцать минут перед страданиями от любви счастливых педиков Кар-Вая, евших мясо на экране, куривших и пивших как не в себя алкоголь.

В зале ели из пакетиков орешки во время сеанса. Орешки. Может быть, орешки. А на огромном экране копошилось 6 миллиардов тараканов, о чём гордо и часто говорили, показывая их крупным планом, обычных прусаков, а также новых, американских, пожирнее уже. Вот линия на корм животным, а вот и на питание людям. Показали и орешки из их белка. Сказали, что даже ароматизировать не надо, и так вкусно, просто надо прессовать в виде привычных орешков.

В общем, этот фильм сильнее Тарковского, Бергмана и Ко всех вместе сразу.
Jruesse aussem Kiez

ЗОЖ и био в Пекине

Иммунная система привыкает к тополям медленно, но уже гораздо быстрее, чем раньше, к каким-то аллергенам. Явно я стал здоровее, чем раньше. С цветущими тополями, например, я не пересекался 11 лет уже, но когда я жил в Омске, где их было очень, очень много, наверное, 6 миллиардов, как тараканов на тараканьей ферме под Шанхаем из киножурнала позавчера, то привыкание к их цветению каждый год шло месяц, не меньше.

Май всегда был адом для меня там. А сейчас всего лишь пятый день, а я уже не употребляю средств от аллергии, но нос уже вчера начал принимать человеческие формы обратно. Равно как и то, что всего лишь на пятый день я перестал утопать в поту и в соплях от тополиного пуха, а то и в крови из носа, как в первый и второй день, обедая и ужиная где-то и забывая сказать, что мне неостро приготовить.



На картинке футболка, купил вчера, принт понравился и качество, на картинке крутая говорящая голова богатырская из сказок про Илью Муромца и семь его богатырей и про Алёшу Поповича. Вот придёт нос в норму, я бы уже и на себе сфотографировал. Но я не про одежду, я про экологию.

Узнал, что рыбу из канала у дома можно есть уже год как, также там год как официально разрешили купаться, и в канале и в озере.

Озеро большое, древнее, посреди города, его не обойти и за день. За четыре года я сам пронаблюдал, как оно стало прозрачным, как и канал, на котором стоит мой дом, в пятистах метрах от впадения канала в озеро, и вот второй год как оно заросло красивыми водорослями со дна со стеблями, а не зацвело и не покрылось ряской и гнилой плёнкой, как годами раньше, а покрылось оно лотосами и кувшинками по редким заводям.

Также убрали смог. Из Пекина и из-под Пекина убрали все заводы с вонью и пылью, пригородные речки-вонючки перекрыли, а те, что не перекрыли, они прочистились.

Две близлежащие "раковые" деревни, занятые переработкой пластика, хотя и без сжигания его, но разогнали и расформировали, их бургомистров одного посадили пожизненно, второго шлёпнули по суду за коррупцию, без освещения на всю страну, а в рабочем порядке тихо (но других бургомистров таких деревень по стране много, им стало уже всё быстро ясно, и можно надеяться уверенно, что такие раковые корпуса по стране будут быстро исчезать).

Воду из водопровода разрешили, например, у нас в районе, пить даже не кипятя, и она не хуже, чем в Берлине из водопровода, где она лучшая водопроводная в Европе, обильные, ранее обязательные, автоматы по продаже питьевой воды (вёдрами) стоят отмирая, реликтами по улицам, как когда-то лимонадные автоматы в России после СССР, также закрылась масса киосков по продаже и доставке питьевой воды на дом.

Также несколько ферм с салатом и зеленью вокруг Пекина, не гидропоника, получили сертификаты биопродукции от Пекина и от Европы, эх, началось био и ЗОЖ и здесь, конец калабуховскому дому, и они поставляют продукцию в рестораны города и в магазины теперь.

Вот такие новости с утра в любимом здесь по сих пор телевизионном пекинском советском стиле, с полей и огородов, и о нашей славной промышленности.