May 8th, 2019

beijing mummi

Горшочек не вари

Если русские и вообще все люди более-менее любят однозначность, не исключающую критической трезвости, но уж никак не любят растерянность, то китайцы живут с "приостановленной кашей" в голове. Я не журналист, мне здесь всё потому у всех можно спрашивать, вести любые разговоры с кем мне угодно, мне можно даже ехать в горный Тибет. И я потрясён, что люди говорят почти все, за исключением совсем уж хардовых интеллектуалов (которые почему-то ещё не эмигрировали и не в тюрьме), вот такое:

странно, студенты тогда были правы, говорили разумные вещи, я сама студентка, я бы тоже вышла на площадь протестовать против отставки либеральных партийцев и тогда и сейчас, наверное, вышла бы, да, но партия ведь тоже не дура, вот так подавила, убила столько народу, но, наверное, так тогда было нужно, я не могу понять, как такая хорошая партия такое сотворила со студентами, я считаю, что мы сейчас не можем понять этого события, но, конечно, меня тревожит иногда вопрос, а почему партия так поступила.

Интересно, как долго можно жить с такой кашей в голове, с капитально, собственно, поехавшей крышей, то есть. А партия, конечно, не дура, всем уже мозги промыла этой фетишизацией экономического роста, денег. Этот рост, конечно, приостанавливает горшочек, который "больше не вари", но, когда-то наевшись, люди хотят и есть больше и разнообразнее, что возможно только при большой игре больших разниц, а не в рамках удержания одной линии, плана, не в рамках сдерживания и опрощения многообразия в немногих извилинах - их число всё же конечно - в извилинах самых лучших мозгов немногих людей (партийная диктатура в Китае).

Ещё немного потом, и очень скоро притом, еда, шмотки, страховка, поликлиники, рак лечить, зубы вставлять, отпуск ездить, машина купить, квартира купить, свадьба играть, деньга накопить и так далее - это быстро становится только обычным скучным бренным барахлом, чем оно и является. И вот тогда непонятно, как же останавливать горшочек каши.

Но, надо отметить, партии ничего не забыли. Люди говорят обо всём, простые люди, да, на кухнях и в своём кругу, но говорят. Но почти все повально при этом гипнотизированы болтовнёй о невиданном экономическом росте, что внутри Китая, что за его пределами, особенно гипнотизированы в бедной ЮВА.
kerl

Общественные туалеты старого города

Пекинцы старой закалки залазят на унитаз полностью, сидят на ободе на кортах, дверь в кабинку не закрывают, смотрят новости в телефоне с хорошей громкостью, сидят подолгу, выкуривая так не одну сигарету. Говно из них падает без всяких усилий, само по себе и в своём причудливом, не регулируемом сознанием ритме, то медленно, то серией толчков, а то мерно течет и отламывается как остывающая и твердеющая лава в то время как его хозяин может переключать каналы, говорить по телефону, говно валится и хлопает об унитаз, в воду, а крепкий мужик с загрубевшим от ветра и солнца лицом, на котором вся правда суровой жизни, он сидит как птичка, птенец, наседка, порой переминаясь с ноги на ногу, совсем как курица на шестке топчется в гнезде, потому что ноги затекают от согнутости. И тогда и каловая масса валится и чаще, и быстрее, свободнее, так как произошёл ещё и непрямой массаж кишечника. Иногда громко отходят газы. Это я побывал в общественном туалете на хутонге, которых много на улицах.