May 31st, 2019

hund

Заработки на празднике в монастыре Labrang в Тибете

Парень-номад зарабатывает деньги своей молитвой, зашибает бабло на празднике учреждения постоянной Планка и атомной массы в нашей вселенной. Он выбрал неплохое для этого время, это была самая жара там, два часа дня, почти все участники праздника - горожане, монахи Лабранга, гости городка и монастыря, а также подобные ему молитвенницы и молитвенники - спрятались от зноя в монастыре слушать проповеди, лекции, участвовать в молебнах попроще, а также по кафешкам в городе, кроме него и кроме меня (я бродил вокруг монастыря в оставшиеся последние два часа в моей недельной поездке по Тибету, выискивая что-то замечательное, из ряда вон выдающееся, и наконец-то нашёл его, этого парня).

Очень также понравилась мне лесба в конце первого видоса - все лесбиянки и лесбияны в монастыре этого городка в Тибете примерно годам к сорока утратили пол и обрели милый одинаковый вид бритоголовых зожников, прекрасно иллюстрируя тем самым финал работы постоянной Планка в нашей вселенной!

Снимал же я парня-номада, не утратившего пол, а спустившегося в городок на заработок в монастырь Лабранг на этот праздник на позапрошлых выходных.

Первое видео - я только-только что на него наткнулся, обходя монастырь вокруг (надо было это сделать раньше, парень там уже с очень раннего утра простирался, деньгу зашибал).



Ещё стоит отметить, что два дня я обходил монастырь несколько раз правильно - по часовой стрелке и раскручивая барабаны, вырабатывающие пространство-время (бытие), а тут я решил, что хватит, и пошёл наперекор всему, то есть, против часовой стрелки стал обходить монастырь, и вот, это оказалось решительно верным шагом!

На втором видео он пересчитывает бабос с каким-то стариком из города.


hund

Приятность старой уродливой женщины для геев

Романтизация парижскими интеллектуалами и геями мадам Бижу, старой уродливой женщины из мещан, заслуживает хорошего психоанализа. Видимо, это был их страх - эта женщина, эта уродливая мать. По-моему, они боялись того, что так обеднеет и будет укором преследовать их мать, которую они не содержат, ведь их всех содержали родители, они все сбежали в Париж от семьи, но жили рентой или деньгами своих уродливых матерей и под окриками отцов.



http://izbrannoe.com/news/lyudi/nastoyashchaya-istoriya-madam-bizhu/

Так же ровно любят ужасную старую жабу Пугачиху русские геи. Типаж мамочки необходим геям, постоянно у них работает, в обороте, в памяти, в обиходе, идёт постоянный поиск такой мамочки. Так, Пугачёва, Фрейндлих, Раневская, Мадонна и другие гей-иконы, все эти отвратительные жабы - это смесь деланной, надуманной, навеянной, нужной, кажущейся гиперреалльно любви и неосознаваемого, вытесненного сарказма в одном персонаже (сарказм бессознательно прорывается уже в том, что в кумирихи выбраны старые напыщенные "мамочки"), но эти старые гротескные крокодилихи непременно, во все времена присутствуют в гей-культуре.

И эта мать-жаба должна быть непременно уродливая - эта её уродливость даёт моральное право дистанцироваться от неё, бросить её без пропитания.

И одновременно жаба-мать должна быть таинственна, и тем притягательна тоже - значит, она сильна, если она колдунья, тайна, значит, она позаботится и о своём сыночке-извращенце, и о себе самой без его помощи, раз она сильна. Недаром всех этих пугачих, раневских и т.п. геи почитают именно в виде цитат, афоризмов, хотя это банальности, пошлости и глупости этих старых дур. Афоризмы - это загадка, сила, "мудрость" (блестящая, хоть и пустая, только обёртка).

Эта любовь - это задабривание своей совести, дань уважения мерзкой, нелюбимой матери, попытка сохранить хорошую мину при самой плохой игре (когда реальной матери хочется въебать с ноги в лицо за её никчёмность (гею мать ни к чему, ведь мать нужна и хороша как пример для поиска жены, для создания размножения, ориентиров в размножении, но какая интеллектуалам или геям жена или размножение, зачем) или за тупость).
hund

Сыворотка правды

Советская литература с её гордым призывом к постоянной правде, с использованием сыворотки правды и вправду работала - побочно, но очень часто - на правду. Как в ГДР: секса нет, гомосексуализма тоже, потому развитая гей-культура была в Восточном Берлине, и в него все ездили из Западного на плешки, в бары, за хорошими пионерскими мальчиками, в то время как на Западе мужской гомосексуализм так и оставался уголовным преступлением с гитлеровского времени.

Блокада ложью вкупе с призывом к огненной правде доходила в советском мире до того, что как в бреду советский комиссар в плену, обколотый сывороткой правды (сильные наркотики, галлюциногены, плюс стимуляторы), вдруг через заученные формулировки, через официоз, выдаваемые буйно, на гора, ярким монолитным фантазмом - он вдруг начинал подсыпать в кладку и правду, перемежаемую с эротическими фантазиями (нормально, естественно во сне, под наркотиками).


Так и эта иллюстрация из полностью кастрированной сказки про Хоттабыча - она тотально, неприлично, вызывающе сексуальная, глубоко и живо педерастическая, падает на лучшие струны души - на инициацию, когда мальчиков ебут, испытывают огромные добрые дядьки-деды, воспитатели и старшие братья на прочность.

Вопреки своему сознательному асексуальному посылу эта картинка либидозно передознутая как сон пионера, живущего неделю с обещанием Ленину больше не дрочить и руки только на одеяле держать ночью - так внезапно сны св. Терезы о единении с Господом переходят в серию неостановимых тантрических оргазмов, в которых она могла часами корчиться на полу, писиясь под себя от души много в сладких судорогах якобы изгнания греха из себя, как она эти состояния предпочитала именовать.