August 13th, 2019

А мозга нет

Всегда был уверен, что ген болтовни вставили самой Черниговской, а не той выдуманной ею мыши, которая якобы болтала без умолку и "её было просто не заткнуть". Да и на томографе в её ведомстве нашли не мужчину без мозга, "только с жидкостью в черепе и там внутри немного участок мозга", а сама легла в тот томограф.


Всё спасает этот её гнусавый правдоискательский, праведно-гневный тон, очень хорошо ложащийся на современное русское умонастроение: "ну как? как так можно? как можно быть такими дураками, невеждами, идиотами как все вокруг, кроме меня и вас? вот я помню, привезли к нам мужчину, и вроде он нормальный, а он без мозга. ну как? как можно?! как же так??!"

Врачи в России полечили семью от гомосексуализма

В России явно не хватает закона об охране личных данных. Всё говно посыпалось на эту семью с того момента, как врачу в клинике Рошаля пришло в голову уведомить правоохранительные органы о своём подозрении на изнасилование ребёнка.

Далее в России история раскручена была помимо воли и ребёнка и родителя так, что месяц все детали жизни этой семьи как самая гадкая гнусь освещались будто как напрямую из документации, со стола полиции и этой клиники, как в сериале, в центральных СМИ в том числе.

В Берлине за такое если и не сели бы все участники этого "освещения", но выплатили бы немалые деньги семье за нарушение границ личной жизни, отвечали и физлица бы, и правоохранительные органы, и клиника, и журналисты.

Однажды, семь лет назад, один из моих в их длиной когда-то череде психотерапевтов написал мэйл лечащему меня психиатру с просьбой уточнить мой диагноз и схему лечения, они были знакомы по институту. Я отсудил в течение всего двух месяцев две тысячи четыреста шестьдесят евро за этот поступок у клиники, где был прикреплён этот психотерапевт нерадивый. За один внутренний мэйл, за коммуникацию без моего согласия о моём приватном - о моём здравии. Особая красота, симметрия всего того дела в те два месяцев была как раз в том, что они переписывались о моей агрессии, ну и вполне отведали её на своих неумных головушках.

А тут совсем именно что полный беспредел. Семью, детей хуесосят, извините, на всю страну два месяца, и они убегают. Потому что дальше травля переходит уже в брутальную агрессию машины, госаппарата, и дальше было бы совсем, видимо, показательное дело по защите палеолита, нашей родины и природных скреп (палеолит и природа-мать - фетиши современной России).

Сейчас семья, насколько я понял, в Берлине. Как хорошо! Жить надо только в Берлине. Здесь, помимо полной удобности жизни и доступности всего на свете на расстоянии пары станций неспешного метро, ещё и самые ушлые, самые охрененные адвокаты и всего-то по страховке-абонементу на их услуги (а тогда у меня и страховки не было, я был безработным, судился со всеми на свете, начиная от экс-фрау, интернет-троллей, с транспортными компаниями, с соседями, с церковью, чтоб не звонила мне по утрам под окнами как я в Нойкельн переехал, и перестала таки, и с государством - за счёт государства же, как безработный). Надеюсь, ребята этим воспользуются, чтобы как-то возместить причиненный им на родине ущерб.

Страсти на Trödelstraße

Молодой пёс с молодым хозяином оба с ленцой шли по Аэровокзальной улице Берлина, называемой также "улица старья", так как здесь каждая пятая, а раньше была и каждая третья дверь, это лавки старья, которое продается, в отличие от Шарлоттенбурга с тем же товаром, выставленным там штучно в витринах на Suárez Straße и называемым там уже антиквариатом, у нас в Нойкельне всё то же самое продаётся на вес чаще всего и честно называется Trödel (хлам, старьё). Но бывает и у нас тематическая расстановка товара, тоже антикварно, стильно, а не старьёвщицки, то есть.

И вот пёс этот увидел в ящике, выставленном на улицу, среди прочих потасканных, старых мягких игрушек замечательного, ещё свежего, гусёнка, с отличной свежей, тонкой шеей и с большим глазом. Гусёнок ему очень нравился, и пёс остановился у коробки, уставившись на гусёнка, в то время как его хозяин продолжил идти вперёд по улице.

Несколько раз пёс порывался идти вслед за хозяином, но оставить гусёнка не удавалось, пёс делал два шага от ящика с игрушками и потом снова два шага назад, и так несколько раз. Пришлось обиженно и полузадавленно тявкнуть, как бы громко зевнуть в сторону удаляющемуся хозяину.

Хозяин увидел это замешательство, зависание своего пса у входа в этот магазин, вернулся и купил ему этого гусёнка, отдав всего одно евро. Но нести гусёнка хозяин отдал самой собаке. А жарко у нас сегодня. Пёс нёс гуся с перерывами, выпуская его из пасти, ставя на землю, чтобы отдышаться, у пса было несколько лишних килограммов, как и у его хозяина. Небольшой пёс, сравнительно шарообразный. Хозяин оборачивался к нему строго, останавливался и ждал его с укоризной. До приобретения гусёнка пёс шёл достаточно резво.

В очередную паузу пёс заскулил громко, разрываясь между желанием беззаботной прогулки и гусёнком, и таки поставил гусёнка аккуратно под одно кривое дерево и, оглядываясь на него, побежал к хозяину, который был уже далековато. И прибежал к нему уже без игрушки, но виляя хвостом от облегчения, от радости.

Какая типичная, милая моему сердцу берлинская лень и сцена, подумалось мне, я шёл позади этой пары, ещё медленнее их. А потом хозяин пса послал его подбирать гусёнка. Пёс его подобрал, несколько раз по дороге роняя его на землю, но таки подтащил игрушку к хозяину, поставил перед ним и сам внаглую, прямо на глазах своего хозяина, основательно, настырно перед ним лёг на мостовую. Я громко заржал.

Пёс обернулся, увидел меня, застеснялся, встал, но игрушку уже брать не стал, игрушку пришлось нести хозяину, он нёс гусёнка за шею, как добычу с охоты.

Дружба народов в магазине

Видос гуляет по сети.



Нередкая сцена в берлинских супермаркетах. А на меня вот часто почему-то поляки и другие славяне залупаются. Поляков я потому в ответ учу на идише или на немецком этикету громко обычно в магазине же, у нас есть магазин болгарский у дома, называется "Наша Родина", я туда часто захожу, там всегда очередь, солянка, горшочки под свинину, лечо и прочее, так вот, и там тоже подобные сцены не редкость, хотя немцев там и нет, и нет этой ярой, как на видео, хотя обычно сдерживаемой и скрываемой, но едкой и постоянной взаимной ненависти между турками и немцам.

А славяне, кстати, тоже друг с другом тоже в Берлине плохо уживаются, любят подчеркнуть свою разницу, а русских не любят все славяне, кроме сербов, как я заметил, так что другим славянам я на русском советую русский учить или немецкий подучить, потом рот открывать. И все мы ржом, в общем-то, дружно, но только у меня геополитическое превосходство, я россиянин, и я смеюсь потому громче и дольше всех!

Но вообще же, это в нашем молодёжно-модерновом северном Нойкёльне безопасно лаяться, всё в этом "хипстерпарадизе" спускается на похихикать, жизнь на районе хороша, портить её себе никто не хочет, да и синьку у нас уже не пьют, редкость даже в виде "бокала хорошего вина" (то больше туристы любят), вечерами люди сидят в кафе с бокалом минералки, курят траву, гедонистический интернационал и дружба народов налицо, разве что немцы больше всякие рекреационные "дизайнерские" порошки слизывают и нюхают (их доставляют DHL в очень популярные теперь в северной части района почтовые автоматы), а славяне, арабы и турки больше по траве, так что пособачиться здесь - это своеобразная форма общения. А вот в других районах Берлина такие хардовые сцены видят не так уж и редко. В целом Берлин город бедный, пролетарский и хамский.