September 26th, 2020

борьба с короновирусом

(no subject)

Чем хороши сильные состояния (глубокий сон, сильный голод, холод даже, предельная усталость, абсолютное долгое здоровье), а также и сильные или необычные вещества: они задают константные состояния. В которые можно выйти из чего-то застопорившегося, вязкого, слабого.
борьба с короновирусом

Планы города



В Berlinische Galerie выставка планов города у разных писателей, без надписания улиц. Все они мне напомнили своей невеликостью план островного северного посёлка посреди реки Енисей на острове, там находился всегда и находится аэропорт моего родного города Игарки и был когда-то ещё совхоз с настоящими коровами, и тогда в Игарке было настоящее свежее молоко даже (в Заполярье однозначно нехило, за лето там можно сена накосить и для коров на маленький городок чтобы хватало молока). Может быть, и вправду у писателей что-то больше совхоза ничего в голове не держится. На этой карте вот город Вальтера Беньямина.
борьба с короновирусом

Пустота в Берлине

Пустота хорошо отбомбленного города сохраняется и хорошо видна в берлинской графике и живописи и посейчас. Сегодня я был на вкуснейшей выставке Berlinische Galerie, да не выставка чего-то особенного, но раз в год примерно они полностью меняют всё, что развешено по стенам. Вот что я заметил с интересом: пустоту восточного Берлина, его нищету и серость, которые местами хочется разрисовать и заполнить и сейчас, его художники заполняли соцреализмом, чёткими, под линейку, линиями и углами, рисованием немногих улиц с новой архитектурой (тоже советской послевоенной московской и провинциальной), а художники западного Берлина заполняли как книжку-раскраску яркими пятнами, символами, коллажами (напр., как картина с Кеннеди), но всё по той же отбомбленности и пустотности, которые, впрочем, в западном городе ликвидировали быстро, но всякая архитектура вроде Корбюзье - она опять была о пустоте, которая была не хуже отбомбленной пустоты. Оба же послевоенных города поставляют очень сочную графику.

Collapse )

У меня получился больше западноберлинский репортаж: всё бликовало, это гиблое дело - фотографировать в Berlinische Galerie.