November 20th, 2020

Письмо мэра о ноябре и минимизации контактов

Сегодня пришло письмо от мэра, в котором сказано об ужесточении мер против ковида, но сами меры не названы, кроме ещё и ещё большего изничтожения контактов населения между собой. В письме много нелепицы: число заражений сейчас увеличилось за счёт многих контактов (как же так? число контактов неуклонно снижается, и, может быть, это попросту холодная слякотная осень способствует росту заражений, в чьей слякоти вирус отлично сохраняется); с гордостью отмечает, что многие гешефты "остаются открытыми, например, зоопарк и библиотеки" - вот так вот, и больше человеку уже ничего на ум не пришло, видимо; просит вести дневник контактов; "если мы будем избегать сейчас ненужных контактов, то минимум мы имеем шансы провести праздники в кругу семьи и друзей" - то есть, как это? воздерживались, воздерживались, и всё приучение к самоизоляции и его плоды насмарку?! Неясно.


hund

В понедельник все идём в онлайн

Три раза в неделю я прихожу на курс немецкого языка, и три раза в неделю проводится голосование в группе, а не перейти ли нам всем в онлайн. В группе тринадцать человек, и мне думается, что тринадцатый - это я, потому что за онлайн я не проголосую совсем, но число голосующих комично прибавляется с каждым занятием именно на одного человека. Ковид поражает народ морально, а так-то уже три месяца только это голосование идёт, да ещё садистски открывают окна и дверь каждые пятнадцать минут. Холодно, да, но народ сдаётся медленно всё же, по одному голосу за занятие. Остался последний голос для перевеса, и в понедельник мы все пойдём в онлайн, как я понимаю. А что такое учить язык, ну ладно, пусть курс называется "писательское мастерство", в онлайне? Я не представляю этого себе.
hund

Минимизация социальных контактов

Хотя, наверное, можно и язык учить онлайн, ведь преподают же язык по скайпу. Правда, я в это не верю, что язык так учится. Возможно, да, я не хочу себе признаваться в том, что курс немецкого стал для меня сейчас гарантированно до Рождества оставшимся единственным местом теперь уже, обеспечивающим мне минимум социальных контактов, небессмысленных выходов из дома. Ещё я стал ценить походы в магазин, да даже за почтой спуститься стало событием. А ведь после сегодняшнего письма бургомистра и весенний семестр оказался под угрозой онлайна или вовсе под угрозой истребления. А ещё на курс ходит один старик англичанин, доктор философских наук, литературовед, он, видимо, для придания пущей чувственной, буквально, весомости курсу писательского немецкого мастерства, носит с собой всегда все материалы курса в портфеле, прошлые и будущие (нам всё на будущее распечатали и отдали, на случай если курс переведут в онлайн), а также он носит с собой толстенный словарь немецко-английский, и грамматику немецкого, и кучу фломастеров и ручек. Да, так основательнее, убедительнее чувствуется курс в ощущениях, я его понимаю, особенно если добавить, что у него голова и руки от старости трясутся и такие старики рискуют жизнью в случае заражения ковидом. То есть, наш англичанин прямо герой, когда он приходит на курс. И маска у него охуенная - клювом, с клапанами и маленьким пятачком респиратора, дорогая, как из Средневековья, и он её никогда не снимает, и научился довольно сносно через неё гугукать.