November 30th, 2020

hund

(no subject)

Редко, но бывают сны с точной датой и в режиме реального времени, то есть, девять часов сна равно девяти часам действия во сне. Это может быть страшно и утомительно, если боишься всего нового и в общем уставший. Но если нормально воспринимать то, что оказался в августе 1967 года, городок с суровым северным климатом на юге Германии, то никакого страха нет, а только любопытство и желание этот сон припомнить по пробуждении.

(no subject)

В очередном антипутинском фильме первого канала Германии молодые люди, жалующиеся на Путина, выглядят не хуже и не беднее немецких молодых людей, выглядят дороже, ухоженнее, совсем не москвичи сняты, сняты на улицах, выглядящих ухоженнее, лучше, чем улицы Берлина, сняты в квартирах, выглядящих лучше, обставленных лучше, чем квартиры и дома немцев. И тем не менее, они жалуются на Путина. Основное в жалобах не чувствуется, не может чувствоваться самим жалующимися: 1) Путин окружил себя коррупционерами; 2) я никого и не знаю, кроме Путина во главе государства, с моего рождения был только Путин. На первом канале в интернете всегда висит на первой странице всегда минимум два антипутинских фильма. Если бы не Путин, подозреваю, и Россию бы сняли несимпатично, а не только Путина. А так, когда Путин жуткий персонаж, а Россию снимают как его жертву, это кино, в общем-то, приятно смотреть, так как страна снята очень красиво. И так идёт красивый ряд, идёт, и по нему ритмично долбят появлениями Путина в кадре - зритель ничем в этой ситуации не отличается от собаки Павлова. Слюна течёт лампочка горит, лампочку тушат, слюна перестаёт идти.

Ах, Париж, просто Париж! (с)



Вот оно в Берлине всё так: вроде и симпатично (эта фотка это осени ходит по сети с пометкой "кусочек Парижа в Берлине"), но брутально. На фотографии телебашня Западного Берлина (восточная ещё брутальнее сама по себе и в окружении, а западную делает брутальной архитектура вокруг неё).