December 20th, 2020

Jruesse aussem Kiez

Шагомер

Видел на улице ходячий ковид-симптом: люди, сверяющиеся по шагомеру, сколько они прошли. Совсем не старики, а две пухлые девушки в пуховиках, судя по тому, как они держались за руки и поцеловались, смешно толкая друг друга животами, лесбиянки, и судя по замученным смурным бледным лицам и по полноте, работают текстовиками на дому (в одном домохозяйстве, так как совершенно похожи, как близняшки, и очки почти одинаковые у обеих, по семейной скидке брали в одном, видимо, магазине). Интересно, гулять и правда приятно и полезно, ненавижу это как и спорт, как и любые навязанные идеологии, как повторяющиеся движения, как замкнутые пространства. Я так думаю, это только работа компаний, продающих шагомеры, такая пропаганда этого бессмысленного хождения, "прогулок". Много людей гуляет в одиночестве. По их сумрачным лицам я вижу, что оно им влом и они делают это для здоровья. Чтоб загнулись от ковида все, кто придумал эти локдауны мелкими порциями и благодаря кому эта жизнь, когда некуда идти и по улицам гуляют толстячки с шагомерами, теперь уже год и будет непонятно на сколько продлена.
борьба с короновирусом

(no subject)

Интересно, что в немецком законе о школьных уроках религии указано на ознакомительную цель занятий, а занятия ведутся раздельно по религиям и даже по конфессиям по выбору детей, просто изучения религии нет.
hund

Брутальный смех

Брутальным смехом я называю смех, когда смеются над тем, что не смешно.

Например, кто-то уродлив. Или когда кто-то обделался (однажды тёща пригласила меня на пельмени, налепила их и поставила на стул, я зашёл, и она в них села, на противень с ними, я не мог удержаться от громкого смеха, чем очень тёщу расстроил, но потом извинялся и загладил). Или когда смеются над тем, что должно быть смешно, но не смешно, например, кто-то рассказал несмешной анекдот, и тогда я заливисто смеюсь над тем, что он несмешной. Со стороны выглядит брутально тупо и в случае, если понятно, что я смеюсь несмешному, и если понимается так, что я смеюсь над тупостью ситуации.

Ещё одна тонкость: смеяться заведомо несмешному. Но чаще всего не разобрать, хотели ли авторы подать что-то как смешное или несмешное. Труднее всего, когда смешное подаётся как несмешное. Брутальный смех имеет, таким образом, тонкие настройки и часто меня одолевает, и вот он самый брутальный, когда я смотрю немецкое телевидение.

Только что отсмеялся по модели "несмешной анекдот", посмотрев по первому каналу антиковидный ролик, снятый как юмореска. А именно: немцы едут в Швейцарию на Рождество в горы, приглашённые друзьями. Друзья постоянно покашливают. Все празднуют. Все начинают покашливать. Конец рождественских праздников: кладбище в снегу за окном, и всех пригласивший дурик говорит в камеру "простите меня". За камерой записанный смех.

И тут я взрываюсь хохотом потому, что это всё было нифига не смешно, патологично тупо и несмешно. Я смеюсь этим особым смехом, распространённым в нашем брутальном, брутально пошлом городе, в Берлине, я ему здесь научился, хотя начатки его я познал уже в России, когда меня называли циником (излишне говорить, что немцы за это терпеть меня не могут, я им кажусь циничным брутально, а они мне кажутся тогда инфантилами). Это был экскурс в теорию комического.