January 23rd, 2021

Gorky

(no subject)

Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки стоят и таращатся на дождь. Думал так до вчера, пока не посетил один подпольный День Рождения, на котором впервые за год выпил алкоголя, немного, один бокал просекко, и сам встал у окна и таращился в него на дождь, на то, как вечерело, и меня таращило от полноты этого переживания, так, что моя внутренняя жизнь интенсифицировалась до того, что оторвалась от слов, от сознания, осталось ясное чувство сильного потока, рядом с которым я присутствую. Ощущение не из самых приятных. Но чувство сопричастности этой интенсивности сглаживало это неприятное ощущение пропасти у водопада. Интересно, что в здоровом варианте так и есть при интенсификации внутренней жизни - слова и выражение пропадают, устраняются, так как по скоростям не могут быть равновелики вдруг оформившейся в поток интенсивности. А вот нездоровый вариант: люди начинают бухтеть, пиздеть, тарахтеть, заговариваться, брызгать слюной и так далее, что произошло с несколькими гостями от наркоугощений на празднике (подавали торт из конопли с кремом на метамфетамине).

(no subject)

Целых три минуты из семи минут вечерних новостей на первом канале заняты были темой сегодняшних протестов в России. Это очень много, в самый прайм-тайм, и сами кадры: космонавты, избиения, схватки с полицией в снегу, ужасающе позорные для власти надписи на плакатах. После этого остаётся только вопрос: что там за власть, с ней вообще можно иметь дело, она же шатается как гнилой зуб, народа вышло маловато и интервьюируемый народ спокоен и весел, а если выйдут как следует, да ещё и мрачные если. Это отсюда так видно, что власть в России шатается, по этим протестам видно.