March 6th, 2021

Gorky

Депрессия и шизофрения

Из разговора со знакомым психиатром: в последний год всё больше депрессии, притом среди детей, а вот шизофрении у детей поменьше стало. Никак не объясняет.

Я объясняю это тем, что шиза - она от одиночества, от потери связей и горизонтов. Это состояние одиноких взрослых. Хотя и они слегли в эту зиму с депрессией с исчезновением социальных контактов (раздражителей, разнообразия). Шиза плюс депрессия - состояние взрослых в Берлине в эту зиму.

А у детей усилилась депрессия, а не шизофрения - потому, что дети находились дома в тесном контакте с родителями.

И находились они в поле власти больше, чем в поле живого соревнования (со сверстниками). И эта власть, подавление, слишком тесный эмоциональный контакт с доминирующей стороной - это и привело к депрессии, а шизофрению уменьшило.

Шизофрении среди детей, конечно, стало поменьше. На домашнем обучении у них сильный контакт с доминирующей референтной группой (семьёй).
Gorky

Истерика

В прошедшую зиму было ещё много истерик, у друзей. Истерик от одиночества. Я думал, ну что истерят. Ну неприятно, конечно, да. Но сами с собой - неужели плохая компания? Не совсем ведь и плохая. Ну не до истерик же плохая. И понял: истерика - это для отвлечения. Это интенсивность на пустом месте, заскок, подскоки, коловращение из ничего. Интенсивность, чтобы отвлечься от пустоты - работает ровно как экстремальные автогонки.

Истерики по телефону - сильное впечатление этой зимы. Особенно сильное в случае, когда я слышал, как человек ходит кругами, топает на ходу, убыстряясь и говоря в это время тоже всё быстрее по телефону.
Gorky

(no subject)

Камю наворотил целый роман, "Чума" - послевоенную моралистику как есть, после "Постороннего", написанного, кстати, во время войны, отмороженная, намеренно внеморальная по тем временам книга - книга прозы и письма как есть. Камю восхищался книгой Джойса как поступком: написать такую книгу, такой витиеватости, сложности, такой степени монотонности - вот это поступок, труд (сам "Улисс", вне того, что это поступок, как я понимаю, для Камю был книжкой так себе). Но так же и для Камю написать "Чуму" было, то есть, трудом и поступком, а не актом хотения и письма самого по себе. А сейчас книги - это труд, прям читаешь и ощущаешь, как автор трудился, раскрывая тему, нанизывал и собирал. Монотонность книг теперь, рутинный однообразный труд. Редко книги поступок труда или поступок моральный. Ещё реже, почти никогда, акт чистого письма, удовольствия.