May 3rd, 2021

Gorky

Переживать

Объяснял сегодня ученикам, что такое русское "переживать".

В детстве я много переживал со страхом или с радостью за что-нибудь. Переживать - это быть проницаемым. Это как магия - ты не хочешь, но на тебя влияет что-то.

Я переживал силы природы, их расположение ко мне, я верил в какие-то токи здоровья и нездоровья во мне;

я верил в магию лет до семи, то есть, что можно заколоть чью-то куколку и человек погибнет, сам не ведая, отчего;

я был проницаем для социальных сил (например, я боялся, что меня проиграют в карты больше, чем меня изобьют ещё раз, хотя что такое быть проигранным в карты, я плохо себе представлял, но жил там, где людей проигрывали в карты и отвозили на карьер, и они там пропадали, уже шестнадцатилетние);

я боялся нищеты, то есть, тоже проницаемости.

А сейчас я проницаем только конвенциональной проницаемостью - для чувств, мыслей, всё остальное делается по контракту, по договору, по согласию. А вот мысли и чувства как в детстве - ты для них проницаем, ты переживаешь, сам того не желая чаще всего.
Gorky

Что передают старики

Ещё про то, что старикам нужен покой, нужно оставить их в покое, не ждать и не требовать с них ничего. Существует миф, что старики передают опыт, во многом рассказывая что-то. А я вот знаю только стариков, которые передают деньги, недвижимость и каналы влияния, а их рассказы как раз утомляют. Лучше всего опыт, который может быть передан вербально, передают люди, этим опытом, деятельностью непосредственно занятые и имеющие впереди себя вариабельное, изменчивое будущее (старость я формулирую как такой возраст, в котором будущее уже не варьируется). А старики чаще всего несут всякую далёкую от жизни ахинею, которую скучно слушать. Интересную только им самим и иногда кругу таких же стариков.
борьба с короновирусом

(no subject)

Обычная депрессия: мир тяжёлый, колючий, обладает контурами, предметами, хотя и недостижимыми, время сохраняется, хотя растягивается. Шизофреническая депрессия: мир беспредметен, он единое плохо различимое болото, в котором стоишь в застывшем времени. В прошедшем году все мои знакомые, у кого была раньше простая депрессия, испытали шизофреническую депрессию зимой. Дело в том, что у людей отнята работа (творческим людям нужен выход на сцену, а сцены у нас закрыты) - вынут стержень, задававший предметам контуры, цели, значения. Общаюсь и ухватываю эти новые ощущения, перемены в качестве депрессии. У меня у самого был кратковременный приступ обычной депрессии, в шизофреническую я не соскользнул, думаю, потому, что сохранял осмысленную деятельность, работу.
борьба с короновирусом

(no subject)

Битые и подмороженные яблоки из биомагазина стоят на улице в больших коробках по цене обычных яблок из обычного магазина. В них копаются старики. Это самый зажиточный район Берлина. Копаются в битых яблоках, но в биояблоках. А не-био яблоки ничем в этой стране не хуже био (помидоры разве что различаются, и то не всегда).

***

В Нойкёльне была особая порода стариков - старики-алкаши. Сухонькие, нервные, поджарые, низкого роста, как правило. Они собирали бутылки и копались в помойках. Бомжи этим не промышляли, бомжи ставили стакан и просили пожертвований, сидя весь день и половину ночи перед своими стаканами. А вот старики алкаши всегда были очень активны в Нойкёльне. Они же были уличными блюстителями порядка, блюли его со всей своей нервенностью, могли окликнуть детей, издевающихся над сверстником, могли указать родителям на то, что много сладостей купили ребёнку или неправильно переводят ребёнка через улицу. Скучаю я в Шёнеберге по этому деятельному типу людей. А бутылки здесь собирают вполне обычные старики, никакие не алкаши, а просто малоимущие, бутылок почти нигде не видно никогда. В Нойкёльне всегда было много бутылок. Я, например, живя там, никогда не заботился о деньгах на еду, не делал никаких никогда запасов, потому что стоило выйти на улицу, и через час в будний день в кармане было десять, а то и пятнадцать евро с бутылок.