May 10th, 2021

борьба с короновирусом

Вон с пьедестала

У многих людей это встречал в жизни, но никогда не понимал, вот и в биографии Сэлинджера тоже встретил: тридцатилетний, он заводит отношения с пречистым существом, с четырнадцатилетней девочкой, возводит её в своих и в её глазах на пьедестал, проходит четыре года бурных интеллектуальных отношений, а потом вон с пьедестала (предлог: они переспали наконец-то в год её совершеннолетия, и якобы теперь она встала между ним и его работой - так в письмах и в её воспоминаниях). Вот этот момент опускания с пьедестала и разрыв с божеством - зачем это? Ну и наслаждался бы, боготворил бы дальше. С интересом читаю его биографию, ожидаю серию нимфеток и что наконец-то пойму, зачем он разрушает вот такие, интимные дружбы.
борьба с короновирусом

(no subject)

Интересный опыт непрочтения я получил с "Над пропастью во ржи": я не прочитал роман в своё, что называется, время. Но я прочитал его сейчас, когда мне за сорок (чего я так и не чувствую, конечно же).

Так вот, неплохо и запросто инсталлируется душеполезное содержание наравне с совершенно въедливым критическим чтением (вычитывать говно, подскоки и сбои Сэлинджера очень интересно). Как две личности во мне. Наверное, он так и писал: реализуя какой-то свой комплекс взрослого (посттравматический синдром после войны), но обращаясь к подросткам.

Я всю жизнь чувствовал себя уродом, не прочитавшим великую книгу. Чем дальше, тем больше я упорствовал в прочтении этой книги. То есть, закусив удила, я попросту отказывался брать её в руки, когда она уже сама лежала каким-то образом оказываясь передо мной. И потом я уже боялся взять её в руки, боясь обнаружить, как много я потерял в некое своё время.

И вот, оказывается, я могу отмотать себя назад и инсталлировать в нужное место эту книжку. Наверное, даже лучше, чем это произошло бы "само" спонтанно в "те годы". То есть, я пережил сейчас ещё раз иллюзорность понятия возраст в его плане "развитие". Это чушь. Возраст существует объективно как, например, наличие накопленного опыта и как подступающая слабость (предположу). Но не как изменчивая способность к развитию.

Ничего со мной уродского не случилось от того, что я не любил художку и не прочёл роман Сэлинджера. И я продолжу, видимо, не любить художку (мне больше нравится ясность философских текстов). Миф о своевременности ментальной продукции - говно. Она на то и ментальная, чтобы не иметь протяжённости во времени и пространстве.
борьба с короновирусом

(no subject)

То, что семья в "Я не шучу" не бедствует, я вывел из того, что у сына-подростка закидоны в протестность очень развиты. То есть, может быть, семья и бедна, но по внутренней своей экономике она не бедствует, мать может выдержать и внутрисемейную протестность сына, эту буржуйскую забаву, и спокойно ее выдерживает. Отсюда фальшь: мать выглядит издерганной в сериале, но внутренняя экономика семьи позволяет сыну протестничать. То есть, мать, получается, еще не так изношена, что надо сидеть тихо и помогать ей. Несоответствие, интересное потому, что авторы сериала стремятся и на ёлку влезть и рыбку съесть: приманить беднотный замученный класс образом затюканной бабы, но одновременно есть задача показать российскую жизнь как сытую, красивую.
борьба с короновирусом

(no subject)

Вкладываться в реализацию своего символического капитала - славы - Сэлинджер не хотел почему-то. Видимо, это и правда занудно и энергозатратно, хотя и мог с помощью этого капитала, наверное, сделать массу добрых дел. Но вот на общение со школьницами у него всегда энергии хватало. Возил их в открытом кузове своего джипа пачками, они пищали от близости к Писателю, со многими устанавливал доверительнейшие отношения. Вот интересно, слава - она предполагает ответственность? Она интересна как символический капитал, как возможности любого капитала? Вроде бы да. Но Сэлинджер предпочёл играть в затворника, в дзен-буддиста.