May 26th, 2021

(no subject)

С электрочиталкой можно чаще наслаждаться поисковой активностью, чем в то время, когда моя библиотека прибывала только бумажно. Так же среди книг замечена и естественная убыль: неинтересные уходят на дно, в задние ряды возможных каталогов, этих систем удержания книг в фокусе внимания при пользовании читалкой. Практически книги, которые не интересны, растворяются, падая на это дно, как остатки корма или экскременты рыб в аквариуме. Естественность электро-книго-биотопа как-то особенно приятна - она приятна тем, что естественность удаётся воссоздать высокотехнологичностью. Убыль книг в бумажном варианте была затруднительна: у меня дома никогда не пропадает огромная стена книг высотой в два с половиной метра и шириной в пять метров тридцать сантиметров - специально спроектированное книгохранилище, превратившееся с приходом в мою жизнь электрочиталки в феврале в украшение и во что-то типа варшавского гетто - сколько я ни уничтожаю книги стены, распродаю их и выбрасываю - гетто не убывает. Приятно почему-то продавать книги со стены - делаешь кому-то что-то приятное и спасаешь жизнь книжке. Шестнадцать книг отнёс сегодня, день тёплый, недождливый, на детскую площадку, где живёт неоднократно описанный мной бомж. Интересно, какие книги он предпочтёт. Попробую это как-нибудь узнать потом.
tualet

Солнце, ботокс, память

Отличная, практически цифровая по своей точности и вместительности, моя память на лица порой меня изводит, утомляет. В предвкушении поездки в Россию к сестре на берег моря я стал вспоминать благодаря нескольким зацепкам один день, проведённый там, вспоминал, как я ходил по пляжу и искал мои часы, то ли упавшие потому, что расстегнулся ремешок, то ли выпавшие из кармана шорт, вспоминал десятки лиц там, увиденных тогда за полчаса на пляже.

Спящие и дремавшие под жарящим солнцем люди, лица людей во сне почему-то большей частью тревожные - наверное, тревожные лица у них потому, что сон под солнцем и должен вызывать тревогу - нездоровый сон, чреватый меланомой или солнечным ударом или ещё чем-нибудь нехорошим вроде обворовывания или мяч в лицо прилетит.

Но мой друг говорит мне, что у меня во сне лицо лучше, чем в бодром состоянии, лицо будды, совершенно расправленное, спокойное, бестревожное, а вот когда я просыпаюсь, я не то чтобы становлюсь тревожным, но я становлюсь сосредоточенным.

А может быть, и тревожным я становлюсь, только он мне так не говорил никогда, потому что он знает, что тревожность на долгое время была моим мучением. Зачем лишний раз напоминать. Что интересно, не во сне я тревожен, а наяву бываю неспокоен, а во сне всегда спокоен. Он часто фотографировал меня, когда я спал. По-моему, даже гораздо охотнее, чем когда я бодрствовал. Вообще, думаю, не всякий вынесет меня бодрствующим, хотя бы по причине того, что я страшно сосредоточен, любопытен, хитр и въедлив бываю очень даже охотно.

Если я верно понимаю, то ботокс действует именно так, что снимает напряжение мимической мускулатуры? То есть, помогает людям не напрягать морду лица во сне, и потому лицо и днём выглядит со временем моложе - дурацкие маски тревожности, идиотизма, похоти, ненужной плюшкинской шизопараноидальной сосредоточенности и т.п. расправляются.

Интересно, зачем я так ясно помню сотни лиц, виденных в тот день на пляже, когда я даже и не на лицах был сосредоточен, а на выискивании среди них моих часов рядом, возможно, упавших в песок. Может быть, у меня и память такая неселективная, буддо-ботоксно-расправленная, как лицо во сне, когда рядом был мой друг, вбирает всё, ничего не отсекая?

Но это она так поступает не со всем, а только, например, с лицами, с запахами, с голосами, с текстами, с движениями тела. А вот уже, например, вкусы еды я помню плохо, могу даже перепутать сорта хлеба на вкус, а некоторые помнят на вкус сорта пива, мяса, молока, масла и так далее, что для меня совсем уж непостижимо, к еде я совсем равнодушен почему-то.

Как-то особенность моей памяти связана именно с расслаблением там, на солнце. Солнце действует как-то пронизывающе радиоактивно. Оно делает тело и ум очень лёгкими, пустыми. По-моему, свойства солнечных лучей, их влияние на тонкие свойства лёгкой квантовой ауры тела, называемой душой, не вполне изучены. Или же я так красиво и тоскующе мистифицирую солнце.

Попросту, скорее всего, очень хорошо работает выработанный рефлекс тотального релакса, когда устаёшь от плавания в море и добравшись до своей лежанки на пляже наконец-то можешь тотально расслабиться, а что ещё делать, и это выработалось, усвоилось ещё в детстве, когда ты действительно мог капитально расслабляться как будда, попросту улёгшись поудобнее на солнце. Ведь я ещё из детства до сих пор помню сотни лиц, увиденных на пляже, тоже низачем, хватательный, как у голодно пустого андроида-робота, рефлекс памяти, когда открываешь совершенно спокойные пустые глаза - оголённые куски своего мозга фактически - и начинаешь вновь видеть, ещё до прихода всяких мыслей.

Или же у меня до сих пор отличная связь с моим детством, так и не разрушенные ни детские воспоминания, ни детские привычки жизни, или же это странная особенность памяти, эта память на лица.

А вот что интересно: а если колоть ботокс в лицо, он будет действовать как транквилизатор? Это я так полагаю, учитывая то, что если улыбаться, то настроение улучшается, то есть, если расправить тревожность на лице, то выправится и тревожность вообще. Надо будет поговорить об этом с психиатрами.