Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

Tramontana

Вся музыка играет где-то не здесь, а, как у Платона, где-то вверху, а сюда выпадает как снег, по касательной достигая нашей сферы, стукаясь об неё, выпадая немногими здесь слышимыми, воспринимаемыми осколками, осадками с гор. Это мой любимый композитор Валерий Воронов написал, я впервые слушал её, Трамонтану (ветер, с юга, он дует с Италии, он полон запахами, жизнью, он приносит в северный мир полноту жизни и тэ пэ, но мы тут, в северных сраных долинах, мы слышим не эти запахи, не всю музыку, но отсветы, осадок, обрезь, жалкую копию, рваность), второго января утром, когда мы поехали в сраную, разочаровавшую меня своей стерильностью, резиденцию Гитлера в Оберзальцберге, откуда я ехал в состоянии прихлопнутости пустым мешком по голове, как будто обкололи меня транквилизаторами, как будто оргазм так и не наступал, и мы попали в аварию. Ощущение пустоты после Оберзальцберга было, потому что там НИЧЕГО и не было, кроме открыточных пейзажей, всё там, на огромной высоте, было стерилизовано, кастрировано, оглуплено, обессмыслено. Не по причине, а от глупости.



?

Log in

No account? Create an account