Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

Аптека

Как правило, самое большое напряжение - оно незаметно, и приходит оно тоже незаметно. То есть, да, прошлые пару недель я переработал, да так, что напряжение было заметно, и ещё как заметно.

А вот эта неделя совсем расслабленная якобы. Якобы. Нет даже болей в спине. Которые меня мучали все прошлые две недели, когда работа была связана с контактами с людьми. Но вот на этой неделе нет контактов с людьми, вообще нет. И даже посредством интернета нет. Я читаю, я занят домашними делами. Но инерцией с прошлой недели держится напряжение, готовность снова делать что-то неприятное, то есть. И со вчера оно увеличилось. Когда стало известно, что люди приедут.

А я как-то так уже расслабился, что вообще люди повыпадали у меня из головы, что люди бывают. Бывать стали тексты - единственная форма людей, которую я переношу, иногда даже люблю. Вернее, человеческого в текстах чем меньше, тем лучше. Мышление - оно нечеловечно, свободно от условий жизни, "чистое письмо". А проблемы все эти, трагедии-комедии... с возрастом понятно, что всё это суета и сюжетов считанное количество. Я не говорю о стилях, они и есть письмо, а не суета сюжетов. А, не, ещё секс люблю, но только анонимный и только случайный, только партнёр чтобы на один раз был, не дальше. Чтобы поменьше трагедий-комедий высот глубин духа и прочего говна.

И я вот уже две недели или больше я алкоголь не употреблял, но всё же как если бы выпил, и выпил неправильно, приплохело: стал вчера внезапно как пьяный, а ноги как ватные, а не пойму, отчего, а в зеркале стал зелёный, и кровь внезапно носом пошла, чего я год не видел от себя. И давление. А спина нет, не болит. А ночью я включил камеру и утром посмотрел: я мучаюсь во сне, рожа сморщивается, грустнеет, ужасно... А ведь масса людей так и живёт. Рожа сморщится ночью, так, что за день её никакими ни добрыми делами, ни светлыми мыслями не разгладить. Тем более кремом никаким.

Масса людей делает неприятное. И я две недели делал неприятное (хотя по ссылке мы найдём образец эйфорического письма из гущи событий... ах, я всё же так молод... я ещё не научился распознавать эйфорию и отделять её от здоровой увлечённости), переводы всякие, постоянно на людях был, постоянно дедлайн, букв. линия смерти. Ещё мы съездили представиться в одну газету, и там у меня был судорожный, скрючивающий приступ социопатии. И всего-то потому, что я считаю газету, и газеты вообще, гадостью. Но ладно, теперь, когда я пообещал написать текст и обработать материал, я точно знаю, что я этого не сделаю, и сегодня отказался, отдав материал своему другу, и пусть он сам пишет, меня можно расспрашивать или диктофон давать, только автором быть не хочу и переживать за текст никак тоже не хочу.

И вот посмотрел я это видео своего сна и мордулетки, стареющей ночью в предчувствии дня и того, что люди приедут, и попытался поймать, чего же меня напрягает.

А типа ничего. Психика-сука почти всегда ведь концы в воду свою в тёмную закидывает. Но если бы не кровотечение из бледной зеленоватой ни с того ни с сего рожи у зеркала, я бы и не понял: люди приедут.

И взрыв агрессии сразу за этим пониманием... Это плохо, что динамика пока такая держится, стрессовая, такой рисунок понимания, что сначала топишь нежеланное в бессознательном и живёшь сутки или годами в режиме приговорённости делать нежелаемое, а потом нужен динамит, взрыв. Но хорошее: в этот раз сука-психика не успела меня усыпить. Она хотела, она с детства натаскана меня пользовать для неприятных вещей или для тех, за которые я не хотел браться... но в этот раз не смогла. У неё всё реже получается. Прогресс в терапии всё же.

Я понял (придумал - пусть и так, или: вспомнил, понял, уверовал, постиг, пришёл к и т.п.), что я никаких людей не хочу видеть, никаких денег от них, вообще людей минимум месяц не видеть надо, только парней без одежды хочу, а больше никого не хочу видеть на дух никак.

Агрессия бывает соразмерна и целительна. Хотя да, управлять ей трудно.

Психотерапевт считает, что мне нужен отпуск на месяц, и подальше от места постоянного проживания. Нет, месяц - это много, пока не могу себе позволить.

Хочется глубокого покоя. Никакими медитациями и отсыпанием он недостижим. Надо подальше от места проблем, заработков, места жительства. Оно как радиация разогревает незаметно изнутри и потом смотришь в зеркало и внезапно течёт кровь от напряжения.

Я умён, находчив, у меня лучшие друзья на свете. Пять часов на поезде - и я в деревне, в Замке. Приехал. Красота. На старых фотках Замок только купили тогда на свадьбу, но в этот раз я пофотографирую его уже как следует, обновлённый.

А аптека у моих друзей... общество запретило даже травку, идиоты. Хотя... позволь оно расслабляться, кто бы стал работать, чтобы заработать на квартиру с туалетом для гостей и новый линолеум? Идиотов нет. Есть мы, несчастные, в стойлах по месту жительств и проблем.

В стойле можно сесть на сахар, на комп. игры, на соцсети, на безделье, на дрочку, на секс, да на всё, что приносит быстро удовольствие. А, ещё покупки и карьера. Это типа благороднее дрочки у нас считается.

Да, если в стойле разрешить свободный оборот транквилизаторов, не говоря уже о траве и о стимуляторах, то люди удолбятся, ибо алчут, ибо несчастны. Некоторые, кстати, удолбятся до смерти прям в первый же день, так как им откроется, что нам даже смерть запрещают, делают суицид некомильфо, а пострадать - строят целые сказочные аркады о том, как важно и доблестно жить, перенося страдания.

Потому в аптеках ноль. Только аспирин, парацетамол, ибупрофен и диклофенак из анестезии. Чтобы, суки, не забывали мазохистичного удовольствия страданий, боли, преодоления, братия на себя ответственности и прочей обильной пурги.

Ещё алкоголь повсюду. И сигареты. Но от того и от другого башка болит - и тем скот получает палку, сразу наутро, сразу в стойле, сразу по пробуждении. Если б не этот эффект палки по принципу так любимой в обществе жертвы, искупления - то вообще все бы спились и работать бросили бы даже.

А покой... ему хотят учить утописты-психотерапевты. Но, увы, не всегда есть время в жизни ему учиться, я даже часто думаю: жизнь вовсе на покой не рассчитана, она наизнос сделана, и потому коротка и есть уебанства типа старения, и с ней даже переписыванием не справиться. К чему я прибегал часто в прошлые две недели, но не помогало. Да и как поможет?! Вынужденная практика, последние остатки ума и способностей цепляться за что-то разумное, переписывая-присваивая его.

Потому нужны аптеки.

Потому по вечерам по вечерам скрипят задумчивые болты и ходят тени по углам по улицам алчущие разных веществ граждане.

Чёрный юмор: покой продают в самом беспокое, на улице, то есть.

Это уже беспокоит, что такие места доступа, и беспокоит и качество веществ, конечно. Ладно я, у меня всё с аптеки, хотя и то только через адвокатов вытребовано. Но практически всё, что хочу: трава, амфетамин, транквилизаторы. И деньги стоит невероятные, что тоже беспокой, деньги вообще по природе своей, как средство эквиваленции и договора - мрачный беспокой.

Грибов там нет.

И чего-то совсем зашибически успокаивающего. Но и на улицах этого нет. Макимум, что там есть, героин, но он... это слишком, это совсем уже чтобы расслабиться и не проснуться.

Зато лучшее есть у друзей в туманных долинах около городка Йены, в милой Тюрингии. Целый замок есть. Овцы, коровы, пингвин даже есть, и всё просто. И главное, подальше от Берлина. И я тут уже полдня, уже вечер, и мне даже аптека не нужна стала, спать хочется уже в восемь вечера. А в Берлине, да, продолжают люди щёлкать арбузы промежностью (по ссылке ещё один образец совсем затраханного, загнанного, усталого, больного письма). И как это могло казаться интересным, весёлым.



Tags: donna, Тюрингия, агрессия, алкоголь, больные люди, депрессии, жертва, зачем пишем, психофизика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments