Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Матросы, беженцы, корабль

Что-то меня балует жизнь в последнее время. Ещё так недавно были незабывемые тюрингские пожарники, внезапно, внепланово, по наитию, решил я тогда посетить мой любимый сердцу милый уголок Германии, и так же внезапно и сейчас: целое военное судно, настоящее, с пушками, полное молодых военных немецких моряков. Мой друг получил на неделю заказ на репортаж о том, как бундесвер помогает справляться с проблемой беженцев, и его послали на это судно у берегов Италии, а меня он взял как ассистента и фотографа, и вот я уже два дня занимаюсь только тем, что бесконечно фотографирую парней, везде, только ещё не осмелился начать это делать в спортзале и в душевых. Не буду. Не буду. Главное: удержаться от этой идеи, не пытаться заблаговременно придумывать объяснение, как эти фотографии помогли бы осветить проблему беженцев. Хотя мозг мой вскипел уже за двое суток так, особенно после первого похода в душ, без камеры, а помыться, с лич. составом в душ, что до сих пор мне представляется единственно логичной в рамках разрешения проблемы беженцев только сделать огромную серию фотографий из душевых этого корабля.



Больше ни Европе, ни беженцам, да никому ведь, если по чесноку, ничего ни от этого недельного репортажа, работы и так далее вообще не нужно. Хотя мой друг и говорит, что я циник и что это у меня типа такой юмор. Какой уж тут юмор, если мне приходит регулярно мысль выйти замуж сразу за весь огромный линкор, чтобы так и записали в паспорте, только имя судна. Буду полезен по хозяйству. И вообще, одна из немногих моих самых любимых книг - "Моби Дик". И так далее.



Прискорбно то, что я не имею права опубликовать нигде ни единой фотки, сделанной на корабле.

А уже за двое суток мне стало так хорошо, что уже достаточно, и я уже очень хочу в Берлин, домой. Там было уже весенне, солнечно, даже летне уже, он уже перестал быть осенне-зимней мне ссаной ямой, а я уже в последнюю неделю снова много гулял, и даже не один, а так перипатетически, разговаривая по любимым маршрутам, которые, я заметил, стали определяться темами разговора, а вследствие прогулок, а также вследствие имеемого огорода на Темпельхофе мне там очень хорошо, если не зима, не ссаная яма. А ещё у меня был запланирован доклад на семинаре по истории психотерапии, как раз на сегодня вечером, и удивительно, как эффект бессознательного, что ли, прёт именно что печатной внятной речью на немецком, как только взгляну на тезисы, на тему диссоциации психики и историю этого понятия, прёт даже больше, чем пойти в душ снова, и я и не пошёл, остался без вечернего праздника душевой, перечитывать мою записную книжку в недели подготовки этого доклада. А море-солнце-вечер меня совсем не трогают, чаще всего я встряхиваю головой, чтобы очнуться от ощущения, что это кино. Это кино, так внезапно, хорошо, и за это ещё и очень хорошие деньги платят, за кино и поездку, которую не купишь ни в каком турагентстве.

А в Берлине, юмор, да, другой, хотя часто и мерзкий, тупой, рационально брутальный, как и сам город. Но в этой как раз гопнической тупой его брутальности этого города мне что-то и нравится. Он был наследован и интеллектуальной прослойкой города. Но начало его и неперебиваемая суть вот в этом примере наглядна:



Свинья с телегой: "Из нас делают колбасу для вас".
Свинья в телеге: "Jedem das Seine" (каждому своё - фраза, взятая из Торы и помещённая на ворота многих концлагерей фашистской Германии).
Tags: Берлин, лытдыбр, парни, поездки, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments