Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Три смерти за месяц

Какая сытная насчёт смертей выдалась весна. Отец мой откинулся наконец-то. Но эта смерть меня немного рассмешила своим комизмом: он всю жизнь верил, что доживёт до чего-то типа искусственного тела, писал диссертации и статьи по геронтологии, постоянно пил всякие обалденные курсы препаратов, занимался цигуном и так далее, и как-то пиздык вот и помер одиноко на никому не известной съёмной квартире в городе Омске. А ведь у него была уже новая жена и снова двое детей и он купил большую квартиру, и у него была отличная административная должность в системе здравоохранения. Пил он, говорят, последние лет пять свински, и помер, как установили эксперты, хотя что там через неделю смерти тела в хорошо натопленном помещении можно установить, от этаноловой интоксикации. Бедняга. Какая вымученная, полная насилия, у него была с детства жизнь. Покалеченный полиомиелитом с детства, он таки смог на отлично закончить мединститут, как хирург, потом научная карьера, которой мы, его дети и его жена, только, по его словам, мешали. И рано умер, всего шестьдесят два года. Бог устал ждать, когда он со своим цигуном докувыркается, чтобы его вздёрнуть, как давно трепыхавшуюся с крюком в горле и уже отупевшую от своего предопределённго нанизанного ртом на крючок алкоплавания рыбу господь наш всемогущий лениво вынул-выдернул наконец-то удочкой на свет божий. Отмерил ему среднестатисчически - шестьдесят два, ка положено для России, и привлёк к ответственности.

Я как-то, не видев его уже тринадцать лет, внутренне желал ему счастья, чтобы он расслабился. Я тринадцать лет не перемолвился с ним ни словом, позабанил его во всех сетях, как только он ими обзавёлся и зачем-то постучался ко мне в них, хотя я ему ещё тринадцать лет назад при нашей последней встрече пообещал оторвать яйца и скормить их ему же в сыром виде, если он хоть как-то попытается постучаться ещё раз в мою жизнь, напомнить о себе.

В моих снах ему всегда с детства принадлежали огромные скорости, невероятные перемещения, перестройка пространства-времени следовали его явлению или предшествовали ему. В последние года три он пару раз приснился мне уже в законченном варианте этой семантики скоростей: как бешеный отравленный таракан, бегущий по стене, потом по потолку, падающий на пол и лежащий со вздрагивающими ногами, отравление же таракана в этих снах было связано, да, именно с каким-то взрывом пространства-времени, когда перестраивались этажи в домах, дверь на балкон открывалась внезапно в другой город и так далее. И вот он и помер в пустой никому непонятной квартире, как зарылся туда в пустоту и упал с потолка, и полз он к воде, в ванную.

Потом умерла крыса Жозефина, и меня срубила от этого депрессия, последовавшая за потоком слёз, которые не принесли катарсиса, но от её смерти я лёг и лежал молча четыре дня.

Сегодня закончила с жизнью подруга, у неё была уже лет десять депрессия, она работала редактором философского издательства, мы встретились в психбольнице, "лежали" вместе, вернее, куролесили вместе, её лечили тоже от депрессии, а я тогда приходил в больницу, когда не находил себе места дома, нигде уже пару лет назад не находил себе места и жил там всё больше. И там с этой чумовой бабкой шестидесяти семи лет и познакомился. Куда мы только вместе ни ходили в Берлине, самые алчно-злачные места она знала. И подруга её такая же была, и закончила суицидом то ли год назад, то ли два, не помню уже.

В мою подругу смерть её подруги, видимо, вселила надежду на успех мероприятия, и вот, наконец-то, решилась и она. Единственная смерть, которая меня радует. Может же человек, если захочет, пусть и вынудило её к этому непереносимое страдание, болезнь. Но всё же не как загнанный таракан хер знает где упасть с потолка.

Помню, однажды психбольница забастовала, то ли год, то ли два назад, тоже по весне, нам всем объявили за неделю, что мы должны рассосаться по другим больницам или по домам, ха... а как мы, люди, неспособные сконцентрироваться ни на чём, могли бы добиться места в другой больнице или вернуться по домам, откуда мы сбежали?.. Я лично тогда неделю жил за городом в одном заброшенном доме, шалаш там себе построил, костёр в большом зале разводил, там ещё домов тридцать таких стояло. И я предложил туда со мной съебать и Габи (моя философская подруга, сегодня сделавшая решительный шаг к выздоровлению). Но Габи была не в состоянии даже собрать свои вещи из дома и из больницы тогда. Я тоже не был в состоянии ей помочь, а просить её подругу она не хотела, так как та не понимала, почему Габи не хочет остаться дома на время забастовки (охренеть, люди считают, что в депрессии сохраняется представление о времени). И вот, я туда за город умотал, пишу Габи оттуда счастливые эсэмэски, фотки шлю, как у меня хорошо, давай приезжай, попиздим о Гегеле и о современных философах, и тут звонит мне её подруга и говорит, что Габи заперлась в общественном автоматическом туалете на улице и там живёт уже двое суток, полиция собралась со сварщиками резать стены туалета:) Абалдеть. Это она круче чем я устроилась. Там и вода есть, у меня-то воды не было. И канализация. Цивилизованная очень была бабка. Очень была похожа на крысу мою любимую Жозефину, она тоже всегда заботилась о комфорте, подтыкала на ночь в домике щели бумагой, убирала остатки еды прятала под опилки и потом ложилась спать, облегчённо на весь дом слышно вздыхая.


Tags: больные люди, депрессии, друзья, крысы, отец, смерть, сны, суицид
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments