Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
Жизнь как-то стала складываться. Сама, без сбоев. Правда, пока всё ещё очень только в "зоне комфорта". То есть, например, я совершенно не контактирую с новыми людьми, примерно с февраля, когда мне приплохело от занятости на Berlinale. Например, все работы мне находит мой друг, я только пишу транкрипции и перевод. Мне так нравится.

Вчера снова ходил в мой любимый хоспис, недалеко от дома, там, в той церкви, где концерты гомофиламоников проходят, а монахи там обихаживают (и содержат!) хоспис для геев с последней стадией СПИД-а. Принёс Олафу венигрет, сам сделал, и травы. Хотелось покурить и послушать музыки с ним. Но он взялся читать мне снова из своего романа, на какую-то постоянно общую всех времён романную тему вроде "как мы жили", про Берлин восьмидесятых. Он так любит меня как слушателя и собеседника, он совершенно не знает, что я его вижу очень славным наивным человеком, и мне трудно имитировать внимание ко всем этим приключениям, так как в моей жизни было много больше, нет, не этого развесёлого богемного брутала, а просто как-то больше. Олафу ещё пара месяцев пожить. И совершенно неохота ни спорить, ни разговаривать, я туда прихожу всегда лишь для того, чтобы побыть в компании единомышленников. А единомышление, что я там нахожу, заключается в жизнерадостности. Которую люди были вынуждены найти. Когда всё, стало известно, совсем скоро закончится. Вот только с такими людьми мне давно хорошо. И надо пару раз в месяц заряжаться этим здоровым умонастроением. А Олаф так и вовсе мне помог прекрасно семь лет назад, как я перебрался в Берлин: сдал иностранцу без вида на жительство, без работы, без кредитной истории, без рекомендаций и так далее, квартиру своих друзей, на три месяца. Бонусом было то, то в той квартире когда-то жил Франц Кафка. Туда приходили люди, названивали в дверь. Всегда, если я не ожидал ничьего прихода, я отвечал в домофон "Кафка слушает".

Трава оказалась вчера так сильна, что мы там втроём вдули, и вместо эффекта как от игристого вина все мы трое впали куда-то так глубоко, что потеряли дар речи и так и сидели за столом над винегретом и пытались что-то высказать друг другу, но было невозможно. И грустно от этой невозможности начать ни одно предложение, так и сидели часа два, заикнёмся и "эх..." - машем рукой, мол, нет, не могу сказать, надо ещё подумать:) Я еле вырвался из этого метафизического оцепенения, очень, кстати, как и всякое оцепенение, наверное, интенсивного внутренним миром. А мои собеседники так и остались угасать у венигрета, что-то уже сами себе бормотали и жестикулировали. Ну, хоть накурил на славу мужиков. Только бы мордой-в-салат не уснули:) Да, редко бывает, только с очень сильной травы, такой улёт в интенсивное оцепенение. Иногда полезно.
Tags: lytdybr, Кафка, друзья
Subscribe

  • (no subject)

    Симпатичного когда-то соседского пса, пушистого толстика, оказалось, всю зиму скрывали дома, потому я его не видел на улице. И сейчас он никакой не…

  • Комнаты

    Большая, самая моя любимая комната в моей квартире 54 кв. метра, с лепниной по потолку (плачущие обнимающие друг друга в утешение и танцующие ангелы…

  • (no subject)

    В немецкой посудомоечной машине была не продумана одна тонкость, требующая мягкости, и она выстреливала куском мыла внутри себя так, что отбивала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • (no subject)

    Симпатичного когда-то соседского пса, пушистого толстика, оказалось, всю зиму скрывали дома, потому я его не видел на улице. И сейчас он никакой не…

  • Комнаты

    Большая, самая моя любимая комната в моей квартире 54 кв. метра, с лепниной по потолку (плачущие обнимающие друг друга в утешение и танцующие ангелы…

  • (no subject)

    В немецкой посудомоечной машине была не продумана одна тонкость, требующая мягкости, и она выстреливала куском мыла внутри себя так, что отбивала…