Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

Анна Франк и другие дневники

Мерзко всё это, как один другого честнее казаться хочет, пристраивая архивы Кафки. И израильский суд наконец-то дарит их в бесплатное пользование человечеству, отобрав у тех, к кому они в лапы, в несомненно грязные, меркантильные лапы и лапки с накрашенными ногтями, они попали.

Хм. А вообще-то Кафка завещал всё сжечь. Думаю, если бы судил немецкий суд, то сожгли бы и оригинал наконец-то по завещанию и уничтожили все тиражи по всему миру. Кстати, я только за. Потому что хорошая литература так хороша, что дальше прочтения самим автором или очень узким кругом друзей, читателей она и не расходится, а часто в в рассчёте на прочтение и не пишется (самая лучшая такая: написал - прочитал - смял - выбросил; можно, кстати, и не перечитывать, я никогда вот не перечитываю, что пишу, выбрасываю почти сразу или как накопится в мусорке, и я ничего лучше такого в жизни не читал, если всё же перечитываю; и советую всем так и делать, переходить на написание книг для самих себя и друзей с печатных многотиражных книг).

Но это мои соображения, пока не очень отчётливые. А вот если автору будет довлеть страх вот такого вот пользования, неважно, лучшими друзьями или израильскими библиотеками, - то точно уж никто ничего не напишет и для себя в стол. А то придут друзья или израильский суд и привет.

Или вот его дневники опубликованные, постриженные всеми кому не лень было, - это плачевно. Это почти как дневники Анны Франк, хотя с ней получилось хуже, блевота как есть, стерилизованная выморочная дурь, все сцены мечтанного девчонкой секса с эсэсовцами порезали, да она и сама стригла после того, как поняла свою роль и стала участвовать в конкурсе "Оставь свидетельства о зверствах и получи приз", писала уже сусально, хорошо и без помарок. А так-то призрак руки Анны в трусах ещё чувствовался в своём размашистом полёте и в порезанном варианте, пока она не приступила к ведению дневника уже прицельно для конкурса свидетельств.



  • 1
foucault 13 августа, 2016
кафка сам виноват, он заслужил "израильскую библиотеку". завещать сжечь свои рукописи да еще лучшему другу - это почти поэзия, женское расстройство, какие-то полумеры в еврейском стиле из теории относительности. Хочешь что-то делать - делай сам. Фуко узнал о своем спиде - пошел пожег свои бумаги, молча, перед тем как почернеть, Гоголь созвал попов, устроил "страшный рассказ", но в огонь кинул свои "творения" - сам, у Селина уже после его смерти сгорел весь дом и все бумаги, что были в нем. награда грома и молнии за его благородство. А библиотека здесь ни при чем. Она просто система, которая начинает насиловать и спекулировать память, вращать внутри себя разбросанные на листах буквы и страхи, которые кафка не смог даже сжечь. Это несколько принижает их значение на самом деле, создает зазор между "подлинностью" его текстов и наигранной литературностью, наигранным "нездоровьем", которым он и знаменит.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account