Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Довлатов 75

Довлатов - это и до сих пор живая работающая мерзота, легитимирующая современное авантюрное поведение, особенно соотечественников за границей.

Оригинал взят у foucault в Довлатов 75


Из всех литературных пережитков советской эры Довлатов сохранился лучше всего. Бродский рассыпался в мраморную крошку холодных слов, Солженицын стал большой коммунистической улицей, реанимированный совпис тихо курлыкает что-то в формате шести интеллектуальных соток, огороженный забором из непролазных литературных штампов. Кажется все уже смирились, что в этом Переделкино уже ничего не переделать. У Довлатова было выгодное отличие от всего вышеперечисленного, благодаря анекдотичной пошлости он был способен смотреться за границами затхлого литературного канона. Пошлое панибратство, наигранное отношением с читателем как с соседом по коммуналке "мол, ты ж понимаешь", было его отличительной чертой. Плюс литературно-стилизованные мелодии блатной шарманки с пошловато закругленной лирикой какого-нибудь унизительного анекдота, смех над которым унижает читающего и вроде даже "приятно" развращает от ощущения "общности". Это все для масштаба, для "большой литературы" - вывернутый наизнанку советский миф о "братстве народов", принявший вид коммунального сортира. - "ну, ты же не глупый человек, ты ж, понимаешь..." и вроде как говорить дальше бессмысленно - все на этом замыкается: понюхать, пристроиться, подхихикнуть - вот и вся литература. В ней достоинство заменено цинизмом, лирика - вульгарностью и инфантильными сантиментами, мол, "ты ж знаешь, как бывает в жизни, а?" ну а женщины это просто ляжки, пошлее тех, что были у толстовского Наполеона.

Завтра Довлатову стукнуло бы 75. Его современники пишут статьи, воспоминания, читаешь и начинает подташнивать оттого насколько жизнь самого Довлатова походила на тот набор анекдотов, написанный им. Даже за океаном эта биография умудрилась абсолютизировать недоеденную писателем перед смертью подсохшую котлету, какой-то местечковый литературный дрязг, оставшийся нерешенным. А высшее человеческое достижение Довлатова это то, что он кого-то куда-то устроил. Видимо отсутствие советской бюрократической извести вынуждало литераторов-эмигрантов превращать в литературу то, что в стране советов решало государство. Одним словом выворачивать наизнанку литературный быт соцреализма, о котором в Союзе на публике говорить было "нельзя" и "неприлично", а здесь наоборот - надо, ибо через это он сохранялся пусть даже в совершенно чуждой среде. Подобная "автономность" и делает Довлатова таким популярным сегодня у самых разных людей. Ведь многие чувствуют или хотят чувствовать себя советскими эмигрантами сегодня пусть даже не в Нью-Йорке, а в родной стране.



Tags: русская идея
Subscribe

  • (no subject)

    Ich kann tanzen – doch ich tanze nicht! Я могу танцевать - да, но вот, не танцую Ich kann singen – doch ich singe nicht! Да, я могу петь, но не…

  • Молодая русская берлинская проза: впечатления от вечера

    За последние два года я читал мои тексты раз пять. Четыре раза наброски к статьям по психоанализу. Понравилось. Но художественные тексты я мои не…

  • Вещи остывают?

    Чем похожи картины и таблетки и листы бумаги и книги - сегодня подумал, что своей отдельностью, счётностью, отстранённостью. Искусство в виде…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Ich kann tanzen – doch ich tanze nicht! Я могу танцевать - да, но вот, не танцую Ich kann singen – doch ich singe nicht! Да, я могу петь, но не…

  • Молодая русская берлинская проза: впечатления от вечера

    За последние два года я читал мои тексты раз пять. Четыре раза наброски к статьям по психоанализу. Понравилось. Но художественные тексты я мои не…

  • Вещи остывают?

    Чем похожи картины и таблетки и листы бумаги и книги - сегодня подумал, что своей отдельностью, счётностью, отстранённостью. Искусство в виде…