?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

Кузанский и Маша

Выходные те были полны Кузанским и ребёнком, давно, пару месяцев, наверное, я её не видел. Пока разбирал сейчас фотографии, подумал: да, систематического, видимо, от меня в написанном или в сделанном руками виде ничего не останется (что меня совсем никак не колышет, впрочем). Так, пара дельных мыслей, несколько интересных текстов, которые ещё надо отделать бы. А вот зато ребёнок растёт сам, несмотря на то, что я совершенно не способен концентрироваться. И о Кузанском она немало понимает, слушав меня и в детстве и эти три дня и даже побывав на его месте работы, никогда не видел, чтобы дети так вчитывались во всю эту рухлядь книг, выставленную в епископстве за стёклами. Приятно было смотреть, как сам перечитал его сочинения. Ещё интересно ребёнку не только книги давать, но и фильмы - всегда как второй раз смотришь, как она сообщит мне, что ещё один из мной записанных для неё фильмов посмотрела. Фильмов я не помню. Но когда она мне сообщает, что посмотрела, особенно если с интересом, то я хожу, возвращая в мысли некоторое общее неперепутываемое впечатление от фильма, хотя уже ни сюжета, ни актёров я не помню.















В конце ноября мы надумали вместе поехать к моему другу в Пекин, он туда переехал уже две недели как, и мы смотрим его теперь по телеку. Я, как оно складывается, тоже туда и перееду, там сначала останусь на полгода, если удастся получить стипендию для написания всё же, случайно вышло, благодаря этой летней поездке, но именно по Кузанскому. Всю жизнь я пишу "случайные вещи". Но мне это и нравится, такая сермяжная правда. Вернее сказать, мне-то совершенно всё равно о чём писать, если логика моя, а она одна и она моя и не меняется уже лет двадцать никак, одна, и она верна и железна. А в Берлине, как мы решили поехать, мне стало нравится доживать, прям таки дос виданья друг мой дос виданья, с едва скрываемым злым смехом если произносить этот досвидос. Ещё ёрнически подумал: всякие экзистенциалисты приговаривали "живи каждый день как последний". Ахахаха, это же завет, а вернее, неизбежность всех, кто не способен сосредоточиться ни на чём, кроме настоящего, спасибо, впрочем, жизни, что хоть на настоящем-то, хоть в пределах дня, осталась способность сосредоточиться. А вообще, это они мечтали. Так как чтобы прожить какждый день так мечтанно полно, как если бы он был последний, нужно, чтоб и с той ноги встать, и чтоб ничего не болело, не чесалось, и короче, день должен быть подготовлен кучей дней, и невозможно каждый день прожить как последний.