Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Эротизм школьной программы

Меня удивляет, как в нашем мире насилия может потом что-то развиться, сложиться в стороне от насилия. Например, как у ребёнка может сложиться сюжет двуполой любви, к девочке, если насилие настолько обескураживающе сильно, что выбивает всё остальное, стирает пол, делает его незаметным, неважным, глупой, хотя и милой, игрой в Мальвину и Буратино, а становится важным только власть, игра подчинения и влияния, героизм. Остаётся (или есть сначала) только один пол: сила, власть. Очень гомосексуальный наш мир, даже если в нём есть вторая половина - слабая.

Какой там пол, сюжеты подношений цветов, ухаживаний, записочек, ношения портфеля, чистописание и совместное мороженое? Счастливы и только в кино есть такие дети и люди, как я думал в детстве и долго потом. Ведь самое сильное, доводящее до слёз, обмороков, трясучки, до ухающего сердцебиения - совсем не придыхание к объекту обожания, а перерывы дыхания, когда бьют тебя или бьёшь ты, вариации и смены прощения и наказания, приближения и отдаления и т.д.. И девочки сюда тоже вписываются - как награда, но только так, то есть, боком, потому что им нашлось место в игре власти и силы, а не потому, что они девочки и что-то там очень уж значат.

В детстве я мастурбировал, заучив наизусть стихотворение Сурикова о матери партизана, это одна из моих первых осознанных сексуальных фантазий. В стихотворении есть всё, что нужно: ночь, всю ночь, крайняя телесная близость двух очень заинтересованных друг в друге людей один на один, осуществление властного принципа, коей садомазо-фантазией овладения пропитан секс нашей расы.


  1. Под вечер в гестапо её привели.

  2. Прикладами били сначала.

  3. Стояла она чернее земли,

  4. Как каменная, молчала.

  5. Когда ей руки стали ломать

  6. На исходе бессонной ночи,

  7. Плюнула партизанская мать

  8. Немцу в бесстыжие очи.

  9. Сказала (были острые, как нож,

  10. Глухие её слова);

  11. Труд твой напрасный.

  12. Меня убьёшь –

  13. Россия будет жива.

  14. Россия тысячу лет жила,

  15. Множила племя своё.

  16. Сила твоя, ледящий мала,

  17. Чтобы убить её…



В восемь лет у меня не было детальной фантазии-сценария, но стихотворение я прогонял в памяти как порноролик, очень часто. Важно ещё, что это была продукция из школьного учебника - школа была именно что местом секса, нет, не всей этой генитальной лирики и трения лобками, и покажи что у тебя там - это глупости и детский сад, а школа была местом власти, возвышения и унижения, симпатий, силовых напряжений, крайней телесности (то есть, предельной овнешнённости, открытости всей игре сил напрямую), крайней близости в насилии и в миловании (важнейшие места этого напряжения сексуальности - раздевалка перед и после физкультуры и туалет с разборками и избиениями и совместным курением сильных).

Дома у моих родителей-врачей было много медицинских книг, но всё это были как растения, глупые смешные картинки как гербарий - дебильно расслабленная вывалившаяся совершенно отвратительно осклизлая в чёрно-белых фотках требуха вульвы, выросты писиков, глупые висячки мошонок, бугры мохнаток - тихая спокойная ботаника. В классе, в нашем отряде октябрят, я был садоводом, ухаживал всю начальную школу за цветами в классе. А вот текст, сюжеты, да ещё и школа - вот это была жизнь!




Ещё помню, перечитывал сотни раз Сына Полка, я додумывал, как мальчик сосёт у всего полка, как спит то с одним, то другим солдатом (я взрослел, и на ночь уже мог выбрать себе то одну, то другую фантазию перед сном, каждый солдат из повести у меня по-разному трахал Ваню Солнцева). И, конечно, сцена порки у Горького! Когда Цыганок садился на ноги мальчику Алёше, а руки привязывали полотенцем, дед порол, а Цыганок давал советы, как надо расслаблять попу и утешительно гладил (перечитайте этот кусок из "Детства", там всё так и есть, дословно).



Мне ещё очень нравилось, что мои сексуальные фантазии были хорошо отпечатаны в книгах, как приказы, как то, на что надо равняться, как готовые правильные сценарии. Как то, что одобрено и всеобще. И то, что это выдавали прямо в школе, как теперь я понимаю, меня это подзаводило тоже, как руководство к тому, как её пережить. Как часослов был учебник по литературе.

А на что вы дрочили из школьных учебников?

Эх, риторический вопрос, никто не ответит, так как истина насилия - это такая тёпленькая мокренькая сладкая тайна, что о ней стыдно говорить, она укутана стыдом, чтобы охранять её от ясности, то, кто ты, подчинённый или подчиняющий, вернее, как оно работает, твоё удовольствие - вот наша величайшая тайна, или если и не логика насилия, то всё равно все таят это почему-то, хотя типичнее сексуальных фантазий, то есть, типовых ролей в группе, которые и явлены в типизме секс-сценариев, ничего нет. Да и вы, наверное, из своей перспективы нераскуроченного стыда улыбаетесь и думаете, что это какая-то провокативная, ради прикола, запись, типа высмеивание СССР или что-то там такое. Да нет здесь высмеивания и сэсэсээра. Я в общем о людях. Да и вытеснилось это всё, конечно, уже. Во взрослой жизни мы уже не можем такие виражи выдерживать и переходим к связям и сексуальности по типу равноправного договора, симпатии, обмена, адекватности, а вовсе не вот эта вот вся нутряная зверская архаика, основанная на силовом соревновании, неравности, на постоянном взломе и разности, которую могут выдержать только ещё сильные детские ещё нерастрёпанные вхлам нервы и умы.

А детство вряд ли ещё содержит какие-то более сильные линии, чем насилие, так как все были в школе, все были зависимыми существами - детьми. У кого-то было и не насилие, но всё равно самую сокровенную логику, кто ты был в группе - что отображается в сексуальной фантазии - нас приучили скрывать. Скрывать, чтоб была интрига, чтоб игра насилия не останавливалась и была как сказка, игра, полная волнительных открытий и признаний ("заломи мне руки, покусай меня, нассы мне в рот, возьми меня жёстко - только тебе, мой господин, я могу признаться в этом, в Самом Сокровенном"), но не всем открыть, а только избранным!


Tags: власть, детство, инициация, насилие, садомазо, сексуальность, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Раньше думали, что в основе сообщества лежит недостаточность, дополнение, достраивание каждого. А теперь считается, что никакой недостаточности нет,…

  • (no subject)

    Интересно, почему мне нужно, чтобы в современной прозе всё было "охлаждённым"? Например, восторженное описание Нью-Йорка на первых страницах у…

  • (no subject)

    В рамках освоения курса немецкого языка, который называется курсом писательского мастерства и проводится последние два месяца виртуально, но я уже…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Раньше думали, что в основе сообщества лежит недостаточность, дополнение, достраивание каждого. А теперь считается, что никакой недостаточности нет,…

  • (no subject)

    Интересно, почему мне нужно, чтобы в современной прозе всё было "охлаждённым"? Например, восторженное описание Нью-Йорка на первых страницах у…

  • (no subject)

    В рамках освоения курса немецкого языка, который называется курсом писательского мастерства и проводится последние два месяца виртуально, но я уже…