?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

(без темы)

Иностранцы живут в Пекине в жутких гетто. В Берлине в таких даже беженцы не живут. А здесь за 30.000 юаней (четыре тысячи евро) снимают трёхкомнатную квартиру с низкими потолками, без балкона, зато с окном во всю стену, на двадцать пятом или на шестидесятом этаже дома с консьержкой, да, в районе, где всё на английском, где вокруг такие же небоскрёбы, ни одного дерева на несколько километров, декорации к фильму про Кинг-Конга, отделка стен, правда, у небоскрёба мраморная... в общем, это ужас. И до метро идти полчаса. Впрочем, незачем. Всё есть рядом внизу небоскрёба, унифицированные рестораны и фитнес-залы. И зачем это людям...

То ли дело наш район - цветно, весело, всё мигает и поёт и идёт пар отовсюду от еды, тысячелетние посёлки одноэтажные, а среди них советские хрущовки, но не алкашно нисколько, хотя на стенах в подъездах написано часто, что Цой жив, но как здорово и разнообразно, и тысячелетние разные кухни, и не туристично, и рядом все императорские парки и храмы неба и так далее, и стоит в четыре раза дешевле, и огромный балкон, по сути, ещё одна комната.

Ещё я заметил: мы как жили в Берлине, с пустыми стенами, как я люблю, чтоб стены без всего, чтобы просто чистый пол, никаких висюлек, шторок, цветастости, рюшей, занавесок, ковриков, фоток, картин, мелких дорогих предметов, напоминалочек, утешалочек, думочек, мелочей дорогих сердцу - вот чтобы ничего этого дома не было, чтобы просто был тёплый деревянный пол, просторно, простая мебель, но не икейная, чтобы глаз цеплялся только за книги иногда и за окно - вот так мы и тут живём.

А иностранцы в гетто в этих делают из своих квартир маленькие поминальные склепы по своим родинам, перевозят оттуда скарб, мебель, дорогие заношенные предметы... Какая-то есть связь между тем, что снаружи у них серый каменный ужас тёмный, а в квартирах пестро, так, что лично у меня бы там всегда голова болела от такой пестроты, цветастости и обилия знаков, символов, напоминаний обо всём, так вот, связь есть, компенсаторная, видимо. И шторы всегда.

А мне нравится, чтобы жилище как можно меньше было границей с внешним миром, потому что уютен должен быть и внешний мир и жилище, меня напрягают жилища-норы, жилища с явной границей между ними и улицей, квартиры, в которых много всего, полные чаши. Потому у нас никогда нет штор. Максимум - белое полотно из рулонов, но оно пропускает дневной свет, и квартира в Берлине живёт всегда с наружным светом. А здесь мы живём на последнем этаже, так что шторы и роллы вовсе ни к чему, всегда можно смотреть на город, который не закрыт соседними небоскрёбами, а виден весь и тепло мигает всегда внизу, а солнце светит ровно в половину восьмого утра мне на подушку - ровно как я люблю. Наши друзья живут в каменном гетто совсем иначе, и они не были за три года жизни здесь в этом классном районе наших "хутунов" (эти серые длинные улицы одноэтажных допотопных домиков), даже не знают, что такое чудо существует, этот чудесный живительный мох, подшёрсток города, всё меняется за тысячу лет, а он один почти совсем неизменен столетиями. И до метро три минуты.

Я тут за неделю вообще всё покрасил в белый цвет дома (вернее, докрасил), устранил последние пятна истории и выбросил всякие прочитанные книжки, газеты, у меня какая-то вообще привычка к тому, чтобы моё бесценное внимание ни на чём не задерживалось, мне всегда казалось, что окружающие вещи его топят, втираются ко мне в мозги привычкой, в доверие, как если бы брёвна врастали незаметно в глаза.

А вообще же, это трогательно, что люди хотят сохранить свой нарратив, историю, воспоминания, как-то поддерживать свою идентичность предметами вокруг. Но есть в этом какой-то страх. По-моему. Создание некоего своего мира, мирка, раковины, норы. Окукливание.