Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Первая учительница литературы

Учительница русской лит-ры в воспоминаниях людей, для кого что-то значат первые, учительницы, литература - это всегда то, чего в матери не хватает. У каждого мужчины есть своя, единственная, учительница русского языка и литературы в памяти. У меня тоже в матери не хватало какой-то интеллектуальной возвышенности, да просто очков хотелось на лице, очков хотелось, сдержанности чувств в отличие от топорной буйной эмоциональности, нервенности моей матери, хотелось, чтобы она читала лучше книги, стихи, чем пила валокордин, ведь стихи - это сила какая-то, чтобы не трястись от слёз, а сесть и почитать спокойно взяв себя в руки, и стихи дают душевное тепло - силы и душевного тепла, этих двух вещей хотелось от женщин и от матери тоже, и чтоб возвышаться душой и самооценкой, и чтобы типа всегда колыбельная с тобой - стихи. Такой она и была - первая учительница литературы, и в шестнадать лет я прочёл впервые сознательно с удовольствием что-то из художки и и из стихов. А потом на этой волне открытия души был целый филфак, выбирай не хочу матерей и женщин, большой ухоженный цветник учительниц литературы. Все уже в сравнении с моей первой были не айс - то слишком практичные, то пролетарки какие, то шизофенички-сублимантки, особенно кто молодухи были совсем, но некоторые да, были просто милые. И я разлюбил женщин уже окончательно (первый раз я их разлюбил в виде матери, а на филфаке до меня дошло, что с женщинами просто скучно при близком заинтересованном общении и ещё и в таком количестве), пять лет проведя в этом коллективе, и художку разлюбил там тоже. До сих пор с теплом и нежностью вспоминаю, впрочем, мою первую учительницу литературы. Было в ней что-то лёгкое, игривое, она любила читать совершенно просто так и без всякого в этом напора, нажима, так, что потом и нежность стала мне неинтересна, и очки, возвышенность, содержание размышлений персонажей и всякая прочая муть тоже, но эта лёгкость обращения со стоящими вещами, вообще лёгкость её в вопросах самых тяжёлых - это было мне очень нужно, и это осталось, читать, общаться и жить просто так, ради удовольствия, и то, что спокойно можно видеть на листе бумаге ужасные вещи и при этом не истерить - это важно было, что-то новое, и с первой уч-цы лит-ры осталось тоже. То, что есть такой способ обращения с вещами - спокойно о неспокойном - литература, собственно, ум. А номинально первую, из школы, я и не помню, то есть, совсем не помню. Например, учительницу музыки помню, так как она была буйной алкашихой и мы всегда пели "Бухенвальдский набат" на всю школу утром, а от первой учительницы лит-ры и вспомнить нечего.
Tags: гендер, детство, литература, ум, школа
Subscribe

  • (no subject)

    Нет, закон о сдерживании арендной платы за жильё (потолок цен) в Берлине сегодня не отменили. Лишь сказали, что Берлин не вправе такой закон был…

  • (no subject)

    Чем притягательны фотографии берлинцев под цветущими сакурами, так это масками. Лица под масками выглядят моложе, люди выглядят улыбчивее (носогубный…

  • (no subject)

    Накопление мудрости к старости на понятном языке - это укоренение долгоиграющих хороших привычек, то есть, привычек, стабильно приносящих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments