?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
hund

Серьёзность и чувствительность

"Маяковский мог покончить с собой от сознания, что свой огромный поэтический дар он не то что растратил, нет, а погубил в корне. Оттого, что, будучи по природе избранником, он предпочел стать отступником. Оттого, что заключил союз с тайновраждебными себе силами. Имею я в виду не большевизм, к которому он поступил на службу, – объяснение упадка его творчества, дававшееся Пастернаком. Нет, дело не в этом, вовсе не только в этом. Маяковский с первых своих юношеских стихов принял нелепую, ребячески-наивную позу: громыхать, ругаться, поносить все без разбора. Мир подгнил, мир порочен, корыстен, темен, убог? Это не новость. Поэты как ни в чем не бывало пишут о ручейках и цветочках? Поощрять их не следует. Но есть другая поэзия, есть другой её образ, и перед ним площадная демагогия ничем не лучше цветочков. Пожалуй, даже хуже, потому что претенциознее и заносчивее, оставаясь столь же уныло-банальной. Перевоспитать читателей? Ну, допустим, перевоспитает (это отчасти Маяковскому удалось), допустим, читатели начнут восхищаться посрамлением цветочков – а что дальше? Допустим, будет «сублимировано» хамоватое панибратство с землей и небом, как в «100 000 000», – а что дальше? Нет, не могу понять, как Маяковского до конца жизни не стошнило от собственных его од, сатир и филиппик" (Григорий Адамович. Комментарии).

Как много люди придавали значения тому, что они пишут, тому, что человек социально есть. В этом какой-то перекос, однобокость, неспособность переключиться на что-то ещё. Аж до самоубийства, например, по мысли Адамовича, можно заигрываться в воспитание читателей, изложение мировоззрения, различия большевизма и чего-то там ещё. А ведь это даже не поступки, это всего лишь творчество, творимая легенда. Самоубийство от творчества - это так же странно, как если бы я вот сидел бы у монитора, что-то написал бы, прочитал бы, что написал, возбудился бы, разнервничался, взял ещё раз перечитал, что же я написал-то такого, ах, ужас-ужас написал - и от такого волнения от собственных мыслей поставил бы стул, нашёл верёвку, ещё раз перечитал бы написанное - заорал бы от истерики, как же я такое мог написать! ещё раз сел бы перечитал - подпрыгнул бы от ужаса, заскочил бы с криком на стул - и повесился. Дурость как есть. Невелика была тогда ценность жизни. Я вот думаю: как же так можно было поступить, чтобы лишить себя жизни за какие-то там ошибки в идеях. Брось всё это говно, дурь из головы выбрось, раз больше не нравится, и наслаждайся жизнью, пока возможно. Нет же, по мысли Адамовича и прочих говноедов, идеи должны как гниды прирастать к башке и постоянно сверлить череп до мозгов. Других удовольствий якобы нет. Какая бесчеловечность во всём этом олдскуле была, какая судорожная вцеплённость во что-то одно, в "дело жизни". Всё же очень нездоровой жизнью предки жили. Потому доживались до фюреров, потому что согласны были своими телами платить за свою социальность, ещё считали доблестью так вкладываться, выкладываться.

Да, конечно, это весело и интересно, так предельно переживать свои Деяния, душу, кровь во всё вложить. Но что-то в этом есть отпугивающее, очень жестокое. Да, наши тела слеплены за миллионы лет нашей социальностью, до формы рук, зубов, половых органов - все эти формы определены поведением, а не поведение ими, и порой невозможно сказать, социальность для человека или человек для социальности. Однако же, чем больше свободных, независимых друг от друга сущностей, линий жизни - тем лучше. Стихи - стихи, поступки - поступки, дом домом. Гитлер был прекрасным любящим мужем, был интересным собеседником, чутким другом - это одно. А ещё он был типичным амфетаминовым наркоманом, и потому, во многом потому, от бесчувствия, с евреями у него так неприглядно, брутально, животно перемкнуло (но, кстати, не намного больше, чем во многих местах Европы всегда, Гитлер лишь как все немцы честняга и максималист был в этом вопросе и с немецкой основательностью решил довести дело всеобщей ненависти к евреям до конца). Это второе. Первое и второе могут быть очень слабо связаны. И уж точно связаны не в том пункте, который зовётся витальностью, сопереживанием, телесностью: она мало значила тогда, витальность, частное переживание жизни, человеческая жизнь вне общественного деяния, тело. Потому и евреев можно было мыслить лишь идейно, как классового врага, но не сопереживать им телесно. К тому же амфетамин отбивает телесное переживание и тем самым и нутряное жизнечувствие, он до полного нечувствия притупляет боль и усталость, делает тебя человеком дела, идеи, не хочется ни есть, ни пить, ни распускать нюни, живёшь в мире идей, чистых сущностей, поэзии, и всё по Адамовичу, всё по литературному канону, жизнь как книга, как произведение искусства: можно убить, себя или других, ради идей. Люди, по мысли Адамовича, стреляются не только, когда пакость сделают, а когда "всё теряют", то тоже нормально застрелиться. Какая же это глупость: собственно, это, "всё потеряв", застрелиться от скуки ("потеряв лицо" тоже сюда отношу, как и потерю шубы и нового авто в воспоминаниях актрис Третьего рейха, которые якобы "мы не могли отказаться сотрудничать" - шубы и лицо они последовательно не различают, говоря "потерять всё").

Предки не "дошли" до того, чтобы всё спаивать в один кулак, всю свою жизнь в один клубок, а они из этого и не выходили, в этом и жили их отцы, деды и так далее назад, в неразделённости идей и жизни. Сейчас это выглядит дико. Сейчас преобладает разделение жизни на несообщающиеся друг с другом сосуды.

Да и не может быть чувствительность серьёзной. Предки доживались до того, что не оставляли чувствительности никакого пространства, давили её в своём упоении серьёзностью, деяниеми, использовали чувственность как плату, валюту, некое подтверждение кровью - предки постоянно лезли грязными грубыми лапами в вену не хуже Гитлера, перешедшего с растворения амфетамина в чае к внутривенным инъекциям несколько раз в день к 1943 году - так серьёзнее штырило при потере чувствительности, повышении толерантности к амфетамину.

  • 1
kostya_h 1 мая, 2017
Да не из-за идей он того, а что Брик ему не «давала» по-нормальному. И, в целом, похоже, он был тем ещё невротиком и импульсивной личностью (генетика, всё такэ). Но вряд ли причиной были какие-то там идеи.

  • 1