Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
В пятидесятые годы на новый радиозавод в г. Омске приехали работники. Построили себе сами дома и дачи, аккуратно, ухоженно, красиво, улицы Первая и Вторая Учхозные. Туалет там был на улице, вода тоже. Но там было здорово. Каждое лето в моём детстве. Да и потом я предпочитал жить по несколько недель там, перебираясь туда к тётке моей. Она жила там, а я как на каникулы к ней с другого районв города, где жил в довольстве и в тепле в благоустроенной квартире, приезжал пожить, читал запоем, возвращалась способность концентрироваться, читать. Живя там, я переставал ходить в универ, таскал воду и выносил отходы, в девяностые и двухтысячные. Хотя Учхоз тогда и стал уже разваливаться. Но всё равно было здорово и тихо, несмотря на обилие алкоголиков, кстати, детей тех рабочих, которые стали спиваться в вынужденных по три года отпусках с радиозавода. Был, впрочем, в двухтысячные жив ещё старый здоровый заводской, хотя уже стареющий и съезжающий оттуда, костяк-актив, родители этих учхозных детей. Теперь у них остались там только дачи, огороды. А улицы снесли, и ничего вместо них не построили. Снесли и туалеты, и тоже вместо них ничего не построили, даже дырки в земле засыпали, а говны утрамбовали. Колонки ещё дают воду, отличная холоднющая вода с прекрасным тонким привкусом нержавого металла. Осталось пара домов не снесённые. И как раз дом, где я был каждое лето в детстве лет до десяти.



Это был красивый ровный розовый дом, он хорошо пах всегда. Да и сейчас тоже, кстати, всё тот же запах, та же тишина. Но больно до слёз всё же смотреть на это зарастание растениями. Те три окна слева на втором этаже - там как раз и жил дед и моя тогда совсем юная, тогда восемнадцати-, и около того, -летняя, тётка. И я летом там жил в детстве.



Игарка сгорела, в 1997 году я увидел там только остатки после пожара, две трети города было из дерева. Этим летом я не увидел и следов пожара, тундра сожрала всё, даже сами улицы, там чернобыльское буйство зелени на месте таких же когда-то красивых ровных домиков, которые тоже строили для себя сами рабочие. А вот куски Учхоза стоят, уже произошло вызывающее боль нарушение живописной заброшенности, это уже не живопись, это распад, пожрание останков. Вот так исчезли два любимых места в мире: Игарка и Учхоз. А больше я в России ничего не любил никогда. Петербург не переносил на дух, Омск в целом тоже кроме Учхоза весь как выблеванный какой-то, быстро потерял форму и формы, будто как ненароком сблёв за углом на стенку чей-то стеснительный. Несуразный город, стержень-то потому что из него выпал, вынули, глупо обворованный-на-постоянке город получился, говно типа Норильска. Москву вообще терпеть не мог и не могу, это тупая суетная нажористая хуета, а не город. Да ни один город, где жил и бывал там, в памяти не отложился. Что произошло с Игаркой и с Учхозом - для меня это личная гуманитарная катастрофа планетарного масштаба. Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург ещё более-менее здоровые города, с лицом, но тоже лица их размывает теперь. А Красноярск вообще стал отравлен и физически неимоверно, и морально.

Tags: Учхоз
Subscribe

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • Берлин / Пекин

    Одновременно ковидный зимний Берлин похож на обычный зимний Пекин: монолитная серость с размахом, отсутствие мелочей, нюансов, отсутствие секса,…

  • (no subject)

    У моего друга вчера вечером в Пекине выпал телефон, предположительно в одном из такси в ходе длинного и сложного вечера со множественными…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment